Главная страница ИД «Первого сентября»Главная страница газеты «Первое сентября»Содержание №77/2001

Четвертая тетрадь. Идеи. Судьбы. Времена

Прогулка

В три уровня

Центр города Ростова-на-Дону состоит как бы из трех уровней, из трех слоев. Самый-самый центр находится на среднем уровне. Это Большая Садовая улица – самодостаточная, важная и не имеющая ничего общего с другими улицами города.
Выше (и, разумеется, севернее, поскольку дальше от Дона) находится улица Пушкинская. Она устроена бульваром, здесь расположена публичная библиотека, и по этой улице прогуливаются, как правило, романтики-интеллигенты.
Ниже (соответственно южнее) – колорит особый. Пристань, рынок, частный сектор, деревянные домишки, простоватые и удивляющиеся при виде человека с фотоаппаратом жители. Незатронутость цивилизацией, подлинность, близость к естественному.
Что из этих трех уровней – настоящий Ростов-на-Дону? Вероятно, для каждого свой.

Средний уровень

Заросшая река ТемерникНачать прогулку лучше всего с улицы Большой Садовой. При этом пройти ее полностью – от вокзала до Нахичевани.
Собственно, сам вокзал интереса для путника не представляет (разве что как транспортный узел). Дальше – речка Темерник, ныне заросшая какими-то кошмарными растениями, а когда-то очень даже полноводная. Во всяком случае, похожая на речку. Более того, ее можно считать родиной водных лыж. Во всяком случае, в газете “Приазовский край” за 1897 год была опубликована весьма занятная заметка: “В прошлое воскресенье… некто Бессонов производил на Темернике, недалеко от моста, опыты с изобретенными им водяными лыжами. Последние своей конструкцией походят на обыкновенные лыжи, служащие для движения по снегу, но большей ширины, и прикрепляются к ногам посредством ремней. При тихой погоде на них, по уверению изобретателя, можно пробежать в час до 6 верст”.
Впрочем, как сообщает далее газета, “пробное испытание лыж не увенчалось успехом, и Бессонов чуть было не захлебнулся в грязных водах Темерника”. Однако подвиг испытателя от этого никоим образом не делается менее значительным.
А сразу за речкой начинается собственно улица. Она была названа Большой Садовой в начале девятнадцатого века, поскольку левая часть улицы и вправду представляла из себя тутовые и прочие сады. Со временем, конечно же, она застроилась со всех сторон и сделалась центральной улицей Ростова. Ей даже стихи посвящали:

Меж улиц, проулков великих и малых,
Широких и узких, мощеных и грязных…
Есть улица в городе нашем одна,
Садовой великой зовется она.

Ее в первую очередь заасфальтировали, в первую очередь поставили здесь электрические фонари, впервые тут прошел трамвай, ну а когда этот вид транспорта морально устарел, то рельсы с улицы Большой Садовой поспешили снять. Словом, типичная история главной городской улицы, истинной улицы красивой жизни.
Бывший Коммерческий клубОдин из путешественников так писал о ней сто с лишним лет тому назад: “Начало этой улицы очень непрезентабельно… но чем вы поднимаетесь выше, тем более ваше внимание привлекает красота и размеры домов, большинство которых только что с иголочки, блещут новизною, нарядностью и особенным, чисто местным стилем – смесью мавританского с обыкновенным нашим “губернским”.
Схожие ощущения приезжий может испытать и в наши дни. Во всяком случае, сначала улица и вправду неказиста, но постепенно набирает мощь, и появляются на ней бравурные аккорды. Вот, например, дом 33 с колоннами, балконами и прочими “архитектурными излишествами”, на которые было столь щедро начало прошлого, двадцатого столетия. Здесь ранее располагался университет, в котором обучались и преподавали множество известных деятелей гуманитарных и естественных наук. К примеру, Д.И.Ивановский, основатель целой научной отрасли – вирусологии.
Чуть дальше – Дом книги, вполне современный, организованный в жанре самообслуживания. Это здание опять же не обделено историей. Здесь размещался ростовский Коммерческий клуб – место отдыха предпринимателей. “Здесь состоят членами все боги и полубоги местного торгового и промышленного Олимпа, – писал современник, – членский взнос 40 рублей, на дверях надпись: “Кто беден – мне не пара”. Чтобы попасть в члены этого дорогого клуба, надо не столько быть отличным добродетелями, сколько доказать свою способность по благоприобретению “движимости и недвижимости””.
За Коммерческим клубом Большую Садовую улицу пересекает бывший Таганрогский проспект (ныне – Буденновский), где брал свое начало уникальный праздник древонасаждения . А за проспектом находился “Гранд-Отель” – лучшая ростовская гостиница. “Дом четырехфасадный, – старалась реклама, – окружен широкими улицами… городским садом и садом при доме, что дает возможность иметь лучший воздух и занять помещение, обращенное в желаемую сторону; при большом количестве террас, веранд, галерей и балконов – обозревать город и окрестности его. Под “Гранд-Отелем” – торговый ряд занят лучшими фирмами и мастерскими; с вокзала конно-железная дорога и всегдашнее движение публики… Большой зал для ресторана, газеты и журналы – русские и иностранные, комиссионеры, говорящие на русском и иностранных языках, вина русских и иностранных лучших фирм, кулинарная часть образцовая, ванные и прочее необходимое комфортабельное, при образцовом устройстве, замечательной чистоте и опрятности”.
«Ростов-ЦУМ»А владелец гостиницы время от времени извещал население: “Получены новости: свежая спаржа, огурцы, шампиньоны, дупеля, перепела, зайцы”.
Увы, “Гранд-Отель” сгорел в 1911 году. Зато сохранился его сверстник – нынешний “Ростов-ЦУМ”, стоящий на противоположной стороне Большой Садовой улицы и также отличающийся респектабельностью и роскошеством. Он был построен в 1910 году для ростовского отделения товарищества русско-французских заводов резинового, гуттаперчевого и телеграфного производства “Проводник” и до сих пор эксплуатируется в интересах коммерции. Разве что стал несколько “ближе к человеку” и торгует простыми предметами самого что ни на есть каждодневного обихода.
Несколько далее, по левой стороне Большой Садовой, – Парк имени Горького, до революции носивший имя Городского сада. Вход в парк охраняется Владимиром Ильичем Лениным, который, видимо, по случаю столь неформальной, неофициальной ситуации, выполнен в позе какого-то ломающегося конферансье. Однако же на этом ленинская тема и заканчивается. Внутри все так, как и должно быть в городском саду, какое бы имя ему ни присвоили. Аллеи, шашлыки, мороженое, музыка, аттракционы.
Тем не менее и этот сад не обойден историей. Здесь, например, Владимир Маяковский в 1926 году делал доклады (“Поп и мастер”, “Я и мои вещи”). А еще раньше коренная ростовчанка Изабелла Юрьева тут исполняла народные песни (“Над полями да над чистыми”, “Помню, я еще молодушкой была”). Это был ее дебют на публике, который не обошелся без курьеза. Изабелла Даниловна вспоминала о нем: “Во время пения в горло влетел комар. Я поперхнулась от ужаса, что провалюсь. Однако публика была настолько увлечена созданным мною настроением, что ничего не заметила. Большой успех обрадовал меня и окрылил”.
Сразу за садом находится главное здание города – так называемый Городской дом, а напротив еще одна роскошная гостиница, “Московская”. Она была построена на деньги, завещанные Масесом Бабаджаняном, индийским купцом армянской национальности соседнему городу Нахичевани на благотворительные цели. Так что доходы от гостиницы шли Нахичеваньскому церковному попечительству о бедных армянах. Однако постояльцев это не касалось – их больше привлекал не факт благотворительности, а “шестьдесят номеров от одного рубля и дороже. Образцовая кухня под управлением опытного кулинара-француза, ресторан. Подъемная машина, ванная, водяное отопление”.
Ленин в Городском садуУвы, сегодня здание гостиницы хотя и сохранилось, но постояльцев более не зазывает – номера некогда роскошного отеля отдаются под различные конторы арендаторам.
Чуть дальше находится ДК строителей, на месте которого до революции размещался не менее значимый “культурный центр” – кафе “Ампир”. Здесь во время первой мировой войны довольно часто проводились так называемые “кружечные сборы” на благотворительные цели. Проходило это так: “Вместо официантов столики обслуживали дамы-патронессы, чаевые которых шли также в кружки. Эти чаевые давались посетителями в большем, конечно, размере, чем обычно, и менее 40–50 коп. редко кто опускал в кружку… В кафе устроены были длительные дивертисменты, в которых участвовали артисты и артистки украинской труппы Д.А.Гайдамаки и театра миниатюр”.
Так что ростовчане и благотворительностью занимались не без собственного удовольствия.
На противоположной стороне улицы – еще один “культурный центр”, Дворец пионеров (в наши дни, конечно, переименованный). Правда, здание было построено с иными целями, как Волжско-Камский коммерческий банк. Однако после революции он поменял свой профиль, и в 1936 году здесь уже выступал популярный писатель Аркадий Гайдар.
Гостиница «Московская»А еще один известный литератор выступал несколько ранее в доме под номером 71 (ныне – кинотеатр “Буревестник”). В двадцатые годы тут располагался театр имени Свердлова, где состоялось гастрольное выступление Есенина. Поэтесса Нина Грацианская об этом вспоминала: «Сергей Александрович попросил меня прийти пораньше, до начала вечера. Мы сели рядом в укромном уголке еще пустого фойе. По сурово сжатым губам и напряженному взгляду можно было судить, что Есенин очень серьезно готовится к своему выступлению. Но вот он повеселел, улыбнулся, крепче сжал мою руку, сказал: “В зале могут находиться злопыхатели, враги нашей молодой поэзии, им надо дать бой…”»
Впрочем, все обошлось. Злопыхатели не появились.
Театр имени ГорькогоЗа кинотеатром “Буревестник” расположен краеведческий музей, а через несколько домов, в особняке номер 97, произошло одно довольно личное, домашнее событие, однако же вошедшее в историю. Здесь состоялась свадьба физиолога Ивана Павлова и юной ростовчанки Серафимы. “Что за чудный вечер был в день нашей свадьбы, – вспоминала невеста. – Тихий, лунный, безоблачный! Садик, в который были открыты окна и двери, благоухал розами. Собрались только самые близкие наши друзья… В саду в беседке устроили танцы. Музыку изображал отец Киечки, ударяя ножом по бутылке, а все мы превесело танцевали. Никогда не забыть мне этого вечера. И Иван Петрович всегда вспоминал о нем с удовольствием”.
Неподалеку, сразу же за Университетским переулком, расположено красивейшее здание Ростовского государственного университета. Его история весьма своеобразна. Поначалу это был Варшавский университет и находился он, конечно же, в Варшаве. Однако в 1915 году, когда Польша оказалась в зоне боевых действий  Дом градоначальникаПервой мировой войны, Варшавский университет эвакуировали в Ростов-на-Дону (Польша в те времена находилась в составе Российской империи). Да так он здесь и остался, разве что перенес несколько переименований – в 1917 году стал Донским, в 1925 – Северо-Кавказским, а в 1934-м – получил наконец современное свое название.
После университета улица немного затихает. И хотя до революции даже в самом конце Большой Садовой располагались весьма респектабельные и по тем временам передовые магазины (например, в доме 160 действовал чайный магазин Е. Виноградова, где кофе мололи в присутствии покупателя, а тому, кто приобрел товаров более чем на двадцать рублей, выдавался подарок – пятирублевый сервиз из фарфора), в наши дни здесь достаточно тихо и даже слегка захолустно.
Разве что в самом конце улицы находится театр имени Горького и парк имени пионера Вити Черевичкина (бывший Александровский городской сад Нахичевани). Подвиг этого героя заключался в том, что он, будучи заядлым голубятником, срисовывал во время оккупации фашистов расположения их войск и с голубями переправлял брату в Батайск, за что и был расстрелян. По другой же версии он просто защищал от оккупантов собственную голубятню.
Памятник ПушкинуТак или иначе, на тех, кто гуляет по парку, сверху взирает бюст пионера-героя со взрослым и строгим лицом. И, разумеется, голубь.

Верхний уровень

Если вам наскучила прогулка по Большой Садовой, если хочется отдохновения от суеты и романтических мечтаний, то самое время переместиться на улицу Пушкинскую. Она находится всего на несколько десятков метров севернее, однако кажется, что ты вдруг очутился совершенно в другом городе.
Поначалу улица была Кузнецкой, потому что здесь селились представители этой профессии и соответственно тут находились “кузни и прочие мастерства, огнем действующие”. Впоследствии, естественно, на улице селились представители самых разнообразных ремесел. Здесь, например, находилась портняжная мастерская Фишеля Азефа, отца знаменитейшего провокатора Евно Азефа. “Почтенный портной, немного философ, добродушный ворчун, работавший день и ночь, чтобы дать детям хорошее образование” – так вспоминали о нем современники. К чему привело это, казалось бы, невинное желание, известно пожалуй что каждому культурному жителю нашей страны.
В XIX столетии Кузнецкую переименовали в Пушкинскую. Тогда же улицу, почти что деревенскую в то время, во всяком случае довольно неприглядную, застроенную большей частью деревянными одноэтажными домами, стали приводить в порядок. Публичная библиотекаТо есть застраивать новыми кирпичными зданиями и озеленять. А в конце девятнадцатого века здесь даже поставили ротонду, свойственную в основном бульварам, паркам и садам. Увы, ротонда не дожила до наших дней.
К началу ХХ века улица стала второй по значению после Большой Садовой. Во всяком случае, именно Пушкинскую во вторую очередь после Садовой осветили электрическими фонарями.
Эта улица, так же как главная улица города, берет свое начало почти от речки Темерник. И так же постепенно набирает обороты. Уже на подступах к бывшему Таганрогскому проспекту здесь начинают попадаться архитектурные и исторические достопримечательности. Например, дом 47, вошедший в историю как Гостевой дом августейших особ. Он появился в конце девятнадцатого века и первое время находился в собственности некоего К.Резничинко, ничем особенным не примечательного городского обывателя. Затем собственники менялись, настоящее же назначение особняка не афишировалось – из соображений спокойствия и безопасности. Однако ростовчане это знали и по возможности любили посудачить о событиях, происходивших в этом доме.
Соцреализм Пушкинской улицыКстати говоря, на самом деле никаких событий тут и не происходило. Августейшие особы останавливались либо в “Гранд-Отеле”, либо где-нибудь в иных менее захолустных резиденциях.
За пересечением с Буденновским проспектом (разумеется, отмеченным памятником великому красному полководцу) расположена еще своеобразнейшая достопримечательность. Это небольшой, однако же изящный дом напротив Городского сада, который вопреки здравому смыслу был привезен в Ростов из итальянского города Генуи (а может быть, Неаполя). Простой российский хлебник, владелец зерновых складов и мельницы господин Супрунов, гуляя итальянскими очаровательными улочками, вдруг увидел дом своей судьбы. Он сразу же в него влюбился и решил: тот дом просто обязан стать моим. Особенно понравилась ему отделка мрамором и разноцветными пластинками. Он постучался в дверь и предложил хозяину продать свою недвижимость. Тот никуда переезжать, конечно же, не собирался и ответил вежливым отказом. Но хлебник Супрунов не отставал, все прибавлял в цене, и итальянец наконец-то согласился – сделка выглядела чересчур уж выгодной, чтоб от нее отказываться.
Строительный университетДом быстренько разобрали, погрузили на баржу и доставили на родину нашего хлебника, в Ростов. Увы, он пострадал в войну, был восстановлен некорректно, но все равно можно особнячок довольно просто опознать в ряду других домов Пушкинской улицы.
Несколько дальше, в доме № 89, находилась резиденция ростовского градоначальника. Дом был воздвигнут в 1912 году и даже удостоился упоминания в стихах:

Он благороден был, как замок –
      тот старый и могучий дом.
Жильцов необычайных самых
      подозревал я в доме том.
Недаром высилась достойно
     от башенки невдалеке
фигура Гипсового воина
     с копьем в откинутой руке.

“Необычайными жильцами”, коих здесь подозревал ростовский стихотворец, были, в общем-то, люди вполне земные, хотя и достаточно известные – градоначальник Иван Зворыкин, драматург Владимир Киршон, собиратель фольклора Федор Тумилевич. Жили эти деятели, в общем, скромно. Рита Корн-Киршон, супруга драматурга, вспоминала, например: “В небольшой комнате, чистой, всегда опрятной, стояли письменный стол, два стула, кровать. На столе гора книг, свежие журналы”.
Здесь обучался Георгий СедовА на пересечении с Ворошиловским проспектом возвышается памятник Пушкину, открытый в 1959 году (скульптор Г.Шульц). Несколько позже памятник украсили “стильными” фонарями – чтобы было как в Москве. Однако фонари были поставлены, похоже, зря – московские мотивы здесь узнать весьма проблематично.
Самое, пожалуй, популярное учреждение на Пушкинской – публичная библиотека (дом 175-а), открытая совсем недавно – в 1994 году. Внешне она не слишком привлекательна, зато внутри удобна, современна и изящна. Имеются здесь и компьютеры, и копировальные машины. А при желании можно читать даже не сидя за столом, а развалившись в мягком и покойном кресле. К тому же перед ней радует покупателей большой книжный развал, внутри же действует огромное количество книжных киосков самого разного профиля.
Театр музкомедииРостовская библиотека – безусловно, одна из лучших в нашем государстве. Но, разумеется, так было не всегда. Дореволюционный дефицит читален излагался даже в стихотворной форме:

Ростовец зрением страдает,
И просвещенья яркий свет
Его и мучит и пугает,
Уж так ведется много лет.
Библиотека прозябала
В Ростове частного лица,
Она хирела без конца –
И вот теперь ее не стало…
Бог с ней! Зачем Ростову книги –
Плоды незанятых умов?
К чему ненужные вериги,
Обременение голов?

Так что ростовчане, можно сказать, выстроили нынешнюю свою чудо-библиотеку.
Далее Пушкинская улица, как и Большая Садовая, подходит к Нахичевани. Вместе с тем заканчивается ростовский центр. При желании, конечно, можно погулять и по нахичеванским улицам, но вряд ли вы почувствуете колорит армянского города. Для этого лучше добраться все же до Музея русско-армянской дружбы, расположенную в старинном монастыре Сурб-Хач.

Нижний уровень

Рыночная площадьТеперь осталось осмотреть низы Ростова. Притом слово “низы” можно использовать здесь и в прямом, и в переносном смыслах. Эта территория не только расположена в низине, рядом с набережной, но и заселена небогатыми горожанами, а дома в этой местности подчас не имеют элементарных удобств.
Однако же особый колорит низинных улиц и наличие здесь всевозможных достопримечательностей заставляет уделить этому месту хотя бы парочку часов.
Начать прогулку лучше с Богатяновского спуска. Он прямо от Большой Садовой улицы выведет вас к месту легендарного Богатого Колодца. При этом вы пройдете мимо оригинального и очень симпатичного здания Ростовского государственного строительного университета (улица Социалистическая, 162). Оно находится в здании бывшего Коммерческого училища, построенного в 1905 году, а потому и обладающего столь редким для современных вузов внешним видом.
Дмитрий Ростовский и кафедральный соборК слову сказать, то училище считалось одним из лучших в России, и министр торговли и промышленности так отзывался о нем в 1911 году: “При посещении моем г. Ростова-на-Дону имел случай ознакомиться с Ростовским-на-Дону коммерческим училищем. Здание этого училища и его оборудование, созданные на местные средства, поистине могут служить образцом для других коммерческих училищ и составлять гордость г. Ростова”.
Если же свернуть вправо на улицу Седова, то по левой стороне можно полюбоваться еще одним легендарным учебным заведением – Морским колледжем. Здесь, в доме № 8, в конце XIX века обучался сам легендарный мореход Георгий Яковлевич Седов. “Обо мне не беспокойтесь, – писал он родителям, – хоть тяжело учиться без денег, да свет не без добрых людей, как-нибудь пробьюсь я первый год, а летом денег заработаю”. Заработать можно было здесь же, в Ростовском-на-Дону порту.
Затем можно пройти на улицу Серафимовича и, миновав Театр музкомедии (дом 88, до революции тут находился клуб приказчиков, известный несанкционированными карточными играми на деньги), выйти в Соборный переулок, а оттуда спуститься к кафедральному собору Рождества Пресвятой богородицы. Он, выстроенный в 1860 году по проекту маститого Константина Тона, разумеется, является архитектурным памятником. И уж во всяком случае он много интереснее московского храма Христа Спасителя того же автора. А перед собором находятся памятник покровителю города святому Дмитрию Ростовскому и довольно суетный вещевой рынок. О том, насколько гармонично сочетаются эти три достопримечательности, каждый житель города, конечно же, имеет собственное мнение. Но смотрится это соседство диковато.
Пристанище Сергея ЕсенинаОт кафедрального собора можно вновь подняться и пройти на Социалистическую улицу. Здесь в доме № 50 у поэтессы Нины Грацианской не раз гостил поэт Сергей Есенин. Естественно, он здесь читал свои стихотворения, и Нина Александровна с восторгом пересказывала свои впечатления: “Прочитав мне свои новые стихи, Сергей Александрович сказал: “Теперь прочту лучшее, что я написал”, и я услышала монолог Хлопуши и монолог Бурнова из драматической поэмы “Пугачев”. Как всегда, его голос звучал с вдохновенной силой и поэма показалась мне потрясающе прекрасной”.
Сам же Есенин несколько иначе отзывался о посиделках на Никольской улице (так раньше называлась Социалистическая) в письме приятелю Мариенгофу: “Милый Толя! Черт бы тебя побрал за то, что ты вляпал меня во всю эту историю… Я в Ростове, сижу у Нины и ругаюсь на чем свет стоит… Ростов – дрянь невероятная, грязь, слякоть”.
Видимо, Сергею Александровичу следовало подняться чуть повыше и прогуляться по Большой Садовой улице.
Впрочем, немало предприимчивых ростовчан даже здесь устраивались со вкусом и комфортом. К примеру, Семен Великанов, выстроивший на современной улице Серафимовича, 17, роскошный дом на 28 комнат и с фонтаном во дворе. Так что Есенин был определенно предвзят.
А теперь можно оставить город Ростов-на-Дону и отправиться в провинциальный Азов. Там до сих пор сохранились руины крепостной стены и множество других, не менее занятных, хотя и более новых достопримечательностей.


Ваше мнение

Мы будем благодарны, если Вы найдете время высказать свое мнение о данной статье, свое впечатление от нее. Спасибо.

"Первое сентября"