Главная страница ИД «Первого сентября»Главная страница газеты «Первое сентября»Содержание №75/2001

Вторая тетрадь. Школьное дело

Все полководцы мира

         
Лубченков Ю.Н.
Все полководцы мира.
Древний мир. Средние века;

Лубченков Ю.Н.
Все полководцы мира.
Новое время. М.: Вече, 2001

Составленные Юрием Лубченковым энциклопедические словари всех полководцев древности и Средневековья и Нового времени являются весьма ценным пособием не только по военной, но и по гражданской истории. В античности, да и в Средние века почти все полководцы были по совместительству еще и политическими деятелями, правителями государств, владельцами обширных вотчин и поместий. Да и в Новое время многие полководцы отличились также на политическом поприще. Классический пример здесь – Наполеон и его удачливый противник Веллингтон. В выпущенных томах представлены исключительно иностранные военачальники, биографии многих из которых в России до сих пор не публиковались. Книги Лубченкова заполняют существующий пробел. В дальнейшем автор собирается выпустить помимо тома, в котором будут представлены зарубежные полководцы XX столетия, также специальные тома, посвященные российским полководцам различных эпох. Во всех томах можно будет найти более 3000 биографий. Данное издание существенным образом восполнит дефицит сведений биографического характера, особенно о деятелях всемирной истории, образовавшийся в советское время. Тома энциклопедического словаря, несомненно, будут полезны как учителям, так и учащимся. Отмечу, что биографии в большинстве случаев весьма подробные, в том числе даже лиц сравнительно малоизвестных. В большинстве случаев автору также удалось установить точные даты рождения и смерти своих героев, а это весьма непросто, особенно применительно к античности и Средним векам. Правда, иногда очерки все же излишне лаконичны. Так, о генерале армии южан в гражданской войне в США Альберте Сиднее Джонстоне сообщается только, что он окончил Вест-Пойнт, в начале войны предложил свои услуги Конфедерации, был назначен главнокомандующим на Западе и год спустя был смертельно ранен в самом начале боя при Шелохе. К чему свелась его полководческая деятельность, из этой статьи понять абсолютно невозможно. Очевидно, в каких-то сражениях Альберт Джонстон все же участвовал, и надо было об этом рассказать. Если же он умудрился год ничего не делать, то стоило ли помещать его в словарь? Между прочим, этот генерал все-таки заслуживал упоминания в словаре полководцев, раз в американской энциклопедии говорится, что его гибель в битве при Шелохе была тяжелой утратой для северян. В книгах Лубченкова есть еще несколько подобных бессодержательных очерков о второстепенных полководцах. Но зато по крайней мере ни один значительный полководец не пропущен.
Что же мы узнаем о некоторых известных исторических личностях? Например, Оливер Кромвель охарактеризован как человек, который, «твердо веря в то, что он призван осуществить волю Промысла (Провидения?), употребил всю энергию на восстановление внутреннего порядка в государстве» и «менее чем в два года сумел внести полное успокоение». Правда, следует оговориться, что спокойствие было куплено ценой масштабного террора, особенно в Ирландии и Шотландии, где многие сохранили верность свергнутой династии Стюартов. Кстати сказать, Лубченков нетрадиционно проводит границу между Средневековьем и Новым временем. Того же Кромвеля и полководцев Тридцатилетней войны он относит к Средним векам, а Новое время начинает лишь с XVIII века. Трудно сказать, насколько это оправдано. XVII век, безусловно, был эпохой переходной, но ростки нового, если брать европейскую историю, в частности серьезный прорыв в развитии свободного предпринимательства, больше роднят его с последующим столетием, чем с предыдущим. Не случайно же уже XV и XVI века называют «осенью Средневековья».
Наполеона Лубченков оценивает исключительно высоко (ему посвящено 11 из 379 страниц тома). Однако причины его конечного поражения определяет несколько наивно: «Главная причина падения Наполеона – его деспотизм и попытка подавления всякой самостоятельной, независимой мысли как внутри самой Франции, так и за ее пределами». Как будто мало деспотов в истории сохраняли власть до самой смерти и благополучно умирали в своей постели! И как понимать фразу о намерении Бонапарта подавить независимую мысль за пределами Франции? Неужели для этого он стремился завоевать весь мир? Можно подумать, что, будь император Франции закоренелым либералом и поборником прав человека, исход его борьбы со всей Европой был бы иным. Лубченков полагает, что после 1809 года наблюдался некоторый упадок военного гения Наполеона, что будто бы объясняется «утомлением и сильной переменой в общем состоянии физических сил: упадок их вел к упадку его решительности и энергии». Еще одну причину неудач Наполеона после 1809 года автор книги видит в том, что «постоянные и необычайные успехи увлекли его к безрассудным предприятиям вроде похода 1812 г., когда он рассчитывал с пятисоттысячной армией наступать на громадные пространства России с тою же быстротой, как и в центре Европы. Вопреки основным правилам военной науки он нередко стал относиться с пренебрежением к такому противнику, который этого вовсе не заслуживал». Но подобные «психофизические» объяснения немногого стоят. Напротив, можно говорить о расцвете военного гения Наполеона в 1814 году, в самом финале его полководческой деятельности. Именно тогда ему удалось одержать ряд частных побед над союзными войсками на территории Франции, которые, учитывая колоссальное неравенство сил, следует поставить выше классического Итальянского похода. Но все дело было в том, что после 1809 года против Наполеона действовала гораздо более могущественная коалиция, чем прежде, к тому же приобретшая немалый опыт борьбы с французской армией. Причина краха Наполеона была в стремлении к мировому господству, что сплотило в борьбе против него в конце концов все крупнейшие европейские державы.
В словаре полководцев можно найти много интересных фактов. Например, консул Терренций Варрон, бесславно проигравший Ганнибалу битву при Каннах, тем не менее был восторженно встречен сенатом и жителями Рима, когда вернулся туда с остатками войска. Может быть, разгром при Каннах все же был не столь тотальным, как принято считать, и в действительности уцелело гораздо больше римских солдат, чем утверждали позднее Тит Ливий и Полибий?

Борис СОКОЛОВ

Ваше мнение

Мы будем благодарны, если Вы найдете время высказать свое мнение о данной статье, свое впечатление от нее. Спасибо.

"Первое сентября"