Главная страница ИД «Первого сентября»Главная страница газеты «Первое сентября»Содержание №49/2001

Вторая тетрадь. Школьное дело

Ольга Егошина

Уплыл корабль, уехали шаманы и прекрасные бразильянки...

Трехмесячная театральная олимпиада закончилась.
Наступило время понять увиденное

Опустел сад “Эрмитаж”, уже месяц встречающий людские толпы в белом, черном, цветном, в причудливых головных уборах и с крылышками за спиной, спешащие на Белый, Черный и Цветной карнавалы. Уехали прыгуны из “Малабара”, люди-пауки из “Пассажиров”, огненная колесница Карабосса. Упаковал свой палаточный городок и увез свою фантастическую аппаратуру с площади Революции самый знаменитый уличный театр “Дог-труп”, показавший в Москве свое шоу “Онно”, где режиссер Тиция Боувмейстер продемонстрировала соединение современных технологий и старинных практик массовых зрелищ. Уехали знаменитые клоуны. Терри Гильям, автор фильмов “Бразилия” и “Страх и ненависть в Лас-Вегасе”, вышедший на сцену Эрмитажа с хлыстом в руках. Хулиган и провокатор Лео Басси, разбивший на своей “Вендетте” кувалдой сначала лимон, потом яблоко, потом огромный арбуз, так что ошметки летали по сцене, а в финале вышедший обмазанный медом и обваленный в перьях. Уехали грубоватый Эдвардс и утонченный Дешамп. Наконец, человек, придумавший программу “Уличные театры мира, или Корабль дураков” – “клоун мира № 1” Вячеслав Полунин. Его “Snowshoe” брали штурмом. И публика блаженно ревела под родное “блю-блю комарик” и стонала на “Ассисяй”, блаженно растягивала паутину, закрывшую весь зрительный зал, как огромное одеяло, и закрывалась от метели белых бумажек. Отбыл в Обервиль конный театр “Зингаро”. И все прекрасные бразильянки из школы самбы “Вай-вай”. Уже не надо спешить на мастер-классы в Центр Мейерхольда и на ночные бдения “Школы драматического искусства”. Уехали шаманы из Хакасии, Бурятии и Тывы, фольклорные коллективы, православные мужские хоры и буддийские монахи. Покинули столицу легендарные театральные школы из итальянской Понтетеры и японской Шизуоки (Тадаши Сузуки, руководитель японского коллектива показал в Москве целых три своих спектакля: оперу “Видение Лира”, “Электру” и “Царя Эдипа”). Внезапно и бесповоротно театральная Москва опустела, “Корабль дураков” уплыл. Расслабились милиционеры, и загрустили тысячи зрителей. Праздник кончился.
Наступило время оценить и понять увиденное, рассортировать и сопоставить, как-то выстроить и собрать этот безумный, безумный, безумный фестивальный мир. Беспрецедентный по масштабу (такого еще не было не только в российской, но и в мировой практике) фестиваль чем дальше, тем больше напоминал то ли звездный дождь, то ли парад планет. Как когда-то Воланд перед Маргаритой демонстрировал умение своего “живого глобуса”, так организатор и мотор олимпиады Валерий Шадрин оживил театральную карту, приблизил театральные монбланы и эйфелевы башни, долины и заросли. Умозрительные и далекие легенды обрели плоть и объем, белые пятна заполнились лицами живых людей.
Может быть, главный результат олимпиады – то самое строительство единого театрального пространства, ощущение единой театральной Вселенной, где живут и работают художники разных стран, школ, направлений и верований. Кто-то работает для пяти человек, а кто-то для десятков тысяч, кто-то обращается к Богу, а кто-то валяет дурака, кто-то мастерит, а кто-то колдует. Но, как выясняется, все существуют в едином поле. Стало понятно, что каждый художник вроде бы ведет свою тему и мелодию, но возникает общий хор, в котором люди слышат, спорят и понимают друг друга. Грандиозный спектакль под названием “Олимпиада” закончился. Летний антракт.


Ваше мнение

Мы будем благодарны, если Вы найдете время высказать свое мнение о данной статье, свое впечатление от нее. Спасибо.

"Первое сентября"