Главная страница ИД «Первого сентября»Главная страница газеты «Первое сентября»Содержание №49/2001

Первая тетрадь. Политика образования

Ольга СОМОВА
Чувашия

Система защиты не сработала

«Мы считаем, что у нас единый экзамен состоялся по всем пунктам, и в следующем году намерены снова участвовать в эксперименте», – говорят чиновники разного уровня Министерства образования Чувашской Республики. «У нас вообще не было проблем с проведением ЕГЭ; были сложности, без которых, впрочем, и нельзя было представить подобный эксперимент», – считает министр образования Чувашии Галина Петровна Чернова.

Пятьсот апелляций вернули прогнозируемый процент

Столичным журналистам, прибывшим в республику освещать первый экзамен – по русскому языку, по большому счету оставалось лишь засвидетельствовать тот факт, что на местном уровне единый экзамен был организован, можно сказать, безупречно: в базовые школы учеников привозили на автобусах, у входа в учебные заведения дежурили сотрудники милиции, операторы работали четко, под окнами не маячили нетерпеливые родители, да и дети на экзамене вели себя относительно спокойно. Неприятность случилась позже, когда средства массовой информации уже сообщили об успешном начале эксперимента по единому экзамену в Чувашии.
Результаты тестирования выпускников Чувашии, вызвавшихся добровольно сдавать русский язык в форме единого экзамена, в целом совпали с прогнозами специалистов и даже оказались несколько выше по сравнению с остальными пилотными регионами. Организаторы и участники эксперимента вздохнули с облегчением, и, как оказалось, зря: во время сдачи второго, обязательного для всех экзамена по математике эксперимент дал серьезную осечку, которая чуть было не свела на нет все усилия федеральных и республиканских образовательных структур по организации эксперимента.
Согласно результатам тестирования, только два процента из почти шестнадцати тысяч выпускников получили пятерки. Стоит ли объяснять, что по сравнению с другими регионами, где дети сдавали этот предмет, Чувашия со своими «двумя процентами» выглядела, мягко говоря, непрезентабельно. Престиж республике и «золото» медалистам вернули сами выпускники, подавшие многочисленные апелляции в конфликтную комиссию, созданную при Министерстве образования Чувашии.
Одним из первых, кто обратился в апелляционную комиссию, был Рудольф Васильевич Жуков, директор известнейшей Ядринской школы-интерната для одаренных детей из сельской местности. Согласно результатам тестирования, ни один из учеников гимназии не получил отличной отметки. Оправившись от первого шока, директор позвонил в министерство: мы не согласны с результатами тестирования, вероятно, произошла какая-то ошибка. В министерстве Жукова пытались ободрить: четверка – хорошая отметка, совсем неплохо для первого раза... Но директор стоял на своем. Вслед за ним в течение нескольких дней в комиссию было подано еще более пятисот апелляций, после чего стало очевидно, что сбой действительно имел место и концы его надо искать в Москве, в центре тестирования, где экзаменационные бланки проходили компьютерную обработку. По официальной версии, сбой произошел в компьютерной программе, в результате компьютер не состыковал экзаменационные бланки вида «С», проверявшиеся местными экспертами, с бланками типа «А» и «В», которые проверяли московские специалисты. Но есть и другая версия. Бланки «С» – это нечто иное, как протоколы оценки тремя независимыми друг от друга экспертами одной и той же работы. При 100-балльной шкале оценок практически невозможно, чтобы сумма баллов, выставленных каждым из этих экспертов, оказалась одинаковой. Правило такое: если подобное произошло, то есть подозрение, что эту работу проверял один и тот же человек или эксперты заранее договорились между собой. Чтобы избежать такого рода подозрений, в компьютере заложена программа, которая подобные результаты не засчитывает. В итоге тестируемый получает «неуд»...
Так или иначе, но после перепроверки число пятерок выросло в три раза, составив прогнозируемые 6%. Таким образом, республиканский «статус-кво» был восстановлен, а начавшийся было скандал урегулирован еще до того, как слухи об ошибке перешагнули министерские коридоры.
Кстати, директор Ядринской гимназии, вставший горой за своих учеников, оказался более чем прав: больше половины из пятидесяти выпускников гимназии сдали экзамен по математике на «отлично».

Первые жертвы

По общему убеждению министерских чиновников, единый государственный экзамен в числе прочих достоинств позволяет получить объективную картину уровня знаний, получаемых в городских и сельских школах. Несмотря на то что в целом результаты унифицированного экзамена совпали с ожиданиями, а по деревенским школам, как заверили в Министерстве образования Чувашии, даже оказались несколько выше предполагаемых, к сожалению, уже сегодня можно говорить о первых жертвах эксперимента, которыми прежде всего, без сомнения, стали деревенские школы. Речь в данном случае идет не только о Чувашии, хотя с учетом того, что здесь эксперимент проводился с наибольшим размахом, результаты тестирования, полученные в этом регионе, наиболее показательны.
«Объективная картина» контрольного среза знаний выпускников сельских и городских школ выглядит следующим образом: согласно результатам экзамена по математике (не беря в расчет остальные предметы, результаты которых в силу их относительной малочисленности нельзя считать репрезентативными; к тому же их, как правило, сдавали дети, собиравшиеся поступать в высшие учебные заведения на профильные факультеты), во многих деревенских школах количество неудовлетворительных отметок превысило 20 процентов! Естественно, что при таком количестве двоек пятерки у сельских выпускников стали исключительной редкостью. Например, на все двадцать школ Батыровского района Чувашии была получена одна-единственная пятерка по математике, соответственно несколько десятков претендентов на золотую медаль эту самую медаль не получили. В лучшем случае их ждало «серебро», в худшем – пришлось довольствоваться сертификатами, выданными по результатам единого экзамена. Учительница математики одной из районных школ, узнав результаты тестирования, признавалась потом коллегам, что после такого унижения не знает, что ей дальше делать – оставаться в школе или нет...
Разрыв, существующий между городскими и сельскими школами, ни для кого не секрет. И никого не надо убеждать, что вес золотой медали малокомплектной сельской школы и элитной городской гимназии, к сожалению, неравнозначен. Но только как объяснить это выпускникам школ, попавшим под единый стандарт единого государственного экзамена, которые в течение нескольких лет целенаправленно шли к золотой медали и лишились ее отнюдь не по своей вине?..
И как после этого относиться к словам министерских чиновников, ратующих за объективность данных, которые лишь подтвердили то, что и без эксперимента всем было хорошо известно?..
Тем более что картина, полученная в ходе пробного единого экзамена, могла быть намного менее драматичной, если бы учеников заранее подготовили к тестовой форме сдачи экзаменов. Доказательством тому может служить пример школы из деревни Долгий Остров, где учитель математики, зная о грядущем эксперименте, в течение нескольких месяцев готовила к нему своих учеников, в результате чего они не получили ни одной неудовлетворительной оценки.

У регионов связаны руки...

Работники Министерства образования Чувашской Республики, представители вузов, городские и даже сельские учителя, которые, казалось бы, больше других пострадали в результате эксперимента, словом, никто из тех, с кем приходилось говорить на тему единого экзамена, не высказался категорически против его введения. Дети, как правило, в большинстве также поддержали идею ЕГЭ, считая, что процедура его проведения намного проще привычной схемы сдачи экзамена и способна значительно сэкономить их время и нервы.
На будущее у Галины Петровны Черновой, министра образования Чувашской Республики, есть ряд пожеланий к центру.
– С самого начала было решено проводить экзамен на принципе федерального и местного софинансирования. Мы со своей стороны выполнили все финансовые обязательства по организации ЕГЭ, подвозу детей, но до сих пор так и не получили из Москвы средства на закупку сканеров и другого оборудования, необходимого для проведения эксперимента. Не выделили нам и средства на оплату работы наших экспертов, проверявших творческую часть тестов (бланки «С». – Корр.). Но как нам было обещано, вопрос финансирования должен был решиться к концу июня. Что касается организационной стороны вопроса, мы не удовлетворены тем, что в эксперименте нам отводилась лишь роль исполнителей. Мы не могли самостоятельно решать ни одного возникшего на местах вопроса и потому были вынуждены по каждому из них консультироваться с Москвой. Хотелось бы, чтобы в будущем к нашему мнению больше прислушивались; в этом деле мы должны быть партнерами, а не соперниками. Например, мы обращались с просьбой о самостоятельной выборочной проверке части работ, и если бы нам, к примеру, позволили проверить хотя бы десять экзаменационных бланков по математике, мы бы обнаружили ошибку еще до того, как тесты с ответами попали в компьютер...
За общей корректностью высказываний чиновников Минобразования республики в адрес вышестоящего начальства на самом деле скрывается серьезная проблема. Предложенная Москвой схема единого экзамена четко разделила участников эксперимента на два лагеря – «руководителей» и «исполнителей», не оставив последним пространства для маневра. Шаг вправо, шаг влево – нарушение. Предупрежденные об этом заранее, в пилотных регионах особо и не вольничали, но в результате «общей скованности движений» и постоянных метаний между тем, «как можно» и «как должно», здесь накопился ряд претензий к Москве. В ответ на это Москва упрекает региональных чиновников в отдельных недочетах, которых, по их мнению, можно было избежать, если бы на местах строже придерживались предложенной схемы. Хотя то, что сама схема не идеальна, сегодня, кажется, понимают все.
По большому счету всем нам не важно, каким образом вчерашний выпускник становится студентом, – лишь бы процедура поступления в вуз была для него наименее безболезненной. Формально упростив процедуру сдачи экзамена, авторы эксперимента, на наш взгляд, упустили из вида не менее важную проблему максимальной защиты ребенка от последствий его проведения. В результате чего для некоторой части выпускников этого года он имел драматические и, увы, необратимые последствия. И потому хочется надеяться, что над этой стороной вопроса высокие министерские чины задумаются еще до того, как единый государственный экзамен станет обязательным для каждого среднего учебного заведения страны.


Ваше мнение

Мы будем благодарны, если Вы найдете время высказать свое мнение о данной статье, свое впечатление от нее. Спасибо.

"Первое сентября"