Главная страница ИД «Первого сентября»Главная страница газеты «Первое сентября»Содержание №34/2001

Вторая тетрадь. Школьное дело

КИНОПРОБЫ

Папаша Убу на фоне гильотины

Выставка немецкой анимации

Сначала надо пройти под аркой по узкому проходу, всегда заставленному машинами. Потом открыть металлическую дверь и подняться по прокуренной лестнице на пятый этаж. Последние шаги – по маленькому буфету, где за столиками с клетчатыми скатертями разговаривают исключительно о кино. Вы достигли цели – попали в выставочный зал Музея кино. Просторная светлая комната, обставленная без претензий на концептуальную экспозицию, – это выставка “Современное анимационное кино Германии”.
Последний Тарусский фестиваль российских мультипликаторов показал, что, по мнению его участников, у нас куда-то исчезло авторское кино. Да и вообще в прессе все больше вместо слова “фильм” стало проскакивать пренебрежительное “мультик”. Новые работы перестали отличаться собственным взглядом на мир и утратили доброту.
Глядя на экспонаты, представленные немецкими художниками, становится понятно, что добротой они тоже не отличаются, а вот каждый автор вызывает неподдельный интерес именно благодаря своему неповторимому стилю.
Кажется, что сегодня все анимационные фильмы создаются при помощи компьютера и рисовать каждый кадр или плавно изменять пластику персонажа перестали. Однако выставка доказывает, что над лучшими произведениями искусства продолжают работать старинными способами. Только тогда они становятся живыми, их поведение непредсказуемым, за ними становится интересно наблюдать. Куратор из Германии выбрал для представления в Москве восьмерых художников, представляющих свои работы на международном уровне. Получилось занятно: большие рисунки, монтаж фотографий, куклы под стеклянными колпаками.
Желтая трава, красное небо. Треугольник, овал с косичками – в камеру всматриваются юркие глаза девочки. Красный мальчиковый колпачок выглядывает в нижнем углу зарисовки, в следующем кадре его лицо уже расплывется в улыбке. Этикетки сообщают, что режиссер Андреас Хикаде строит свой сюжет на основах психоанализа. Кажется, что картинок из фильма “Мы жили в траве” сотня – маленькие и большие, все желто-красное.
Другой рисованный фильм – работа Томаса Майер-Херманна “Творение”. Кадры из него дают представление о бешеном ритме. Бегущий человек в комбинезоне, в 18 кадрах он едва успевает сделать три шага, глаза – за солнцезащитными очками, рот приоткрыт, неясно – спринтер или стайер. Смена картинок похожа на комикс.
То, что основой для “Часов” Кристен Винтер стала музыка, замечаешь сразу. Размытые контуры руки пианиста едва касаются белых клавиш. На соседнем рисунке – женщина на террасе за утренним кофе пролистывает какие-то документы, скорее всего неспешно готовится к деловой встрече.
Сюзанна Фрэнцель выставила фотографии, кадры из фильма “Good things”. Черти, вопящие белогривые женщины, существа с длинными ногтями и носами. Что дает возможность отнести фильм к жанру анимационных, не совсем ясно, возможно, слишком эффектный грим.
Медленно проплывают по экрану бывший глава бывшей социалистической Германии Хонеккер и глава католической церкви Иоанн Павел Второй. Странные отношения между этими персонажами. Выставка предлагает посетителям лишь набор некоторых кадров, как они связаны между собой – дело фантазии зрителя. Кажется, что в одной сцене они ссорятся из-за пустяка, в другой – устало засыпают, достигнув возможной для политических деятелей гармонии.
Йохен Кун, автор одиннадцатиминутного фильма “Исповедь”, “заставляет зрителя не только быть свидетелем реальных исторических событий, но и сочувствовать своим персонажам” – гласит пояснение к рисункам.
Другими представляются движения парочки Убу из фильма Генриха Сабеля. Грузные пластилиновые тела тупого папаши и развратной мамаши уверенно шагают по пустынному пространству хозяевами жизни. У них есть море, богатый дом и гильотина – все, что нужно для счастливой королевской жизни, о которой так мечтали персонажи “Короля Убу”.
“Оскар” 1997 года в анимационной номинации достался фильму “Квест”, его герой стал центральным персонажем этой выставки. Человек и песок, человек и камни, человек и металлические конструкции. Реже нейтральные, чаще враждебные, почти никогда дружественные ландшафты преграждают дорогу существу, словно вылепленному из светлого хлебного мякиша. Он пристально вглядывается то в воронку в пустыне, то в небо над скалами, то куда-то ввысь, оказавшись на дне ржавой ямы. Даже когда его лицо в одной из сцен закрывает бумажный лист, ясно, как вдумчивы и напряжены его глаза, стремящиеся разгадать все непонятное.
Выставка, на которой представлены кадры и куклы из фильмов, позволит вволю пофантазировать. Представить, как изменится выражение глаз, поза того или иного персонажа, как он вдруг благодаря волшебству огромного белого экрана начнет оживать, что всегда поразительно в анимации. А еще, глядя на все это, хочется непременно посмотреть немецкие мультипликационные фильмы, проверить свои впечатления.
На обратном пути, проходя мимо афиш, замечаешь, что с них глазеют пластилиновые зрители с удивленными глазами и носами-картошками – это каменотесы из часового фильма Даниэля Ноке “Мастер порки”. Кто кем больше заинтересован? Мы ими или они нами? Постояв чуть подольше, склоняешься ко второму варианту.

Алексей ГОНЧАРЕНКО


Ваше мнение

Мы будем благодарны, если Вы найдете время высказать свое мнение о данной статье, свое впечатление от нее. Спасибо.

"Первое сентября"