Главная страница ИД «Первого сентября»Главная страница газеты «Первое сентября»Содержание №34/2001

Третья тетрадь. Детный мир

НАУКА ГОВОРИТЬ “НЕТ”

О полезных и вредных привычках,
волшебном эликсире
и злой фее Полуночи

Театр “Куклы и люди” поставил первую в нашей стране антинаркотическую сказку. Теоретически это вполне серьезная программа первичной профилактики. На практике, к сожалению, все выглядит иначе

Завтра ровно в полдень юная принцесса выйдет замуж за прекрасного принца. Осталась всего одна ночь, радовалась добрая фея Полудня. Целая ночь, потирала руки злая фея Полуночи, мечтавшая захватить власть не только над королевством, но и над всем миром. И ей это почти удалось, ведь у нее был эликсир, преображающий мир. Пригубившему напиток урод казался красавцем, глупец – гением, а зло – добром. Когда действие зелья заканчивалось, человек чувствовал себя так плохо, что за следующий глоток готов был предать и отдать все.
Эту, похоже, первую в нашей стране антинаркотическую сказку поставил молодой театр “Куклы и люди” из подмосковной Лобни по заказу администрации города, обеспокоенной ростом наркомании. Менее чем за полгода спектакль “Когда часы бьют 12…” посмотрели почти две тысячи школьников от шести до двенадцати лет.
Постепенно спектакль из чисто театрального действа превратился в профилактическую программу. Ее одобрили руководители города, священнослужители, наркологи. “Это тот случай, когда не только полезно, но и творчески выше всяких похвал и ожиданий”. Такую запись оставил в книге отзывов Евгений Брюн, главный нарколог Москвы.

А после спектакля будете писать сочинение!

Теоретически программа выглядит следующим образом. Накануне посещения театра учитель проводит с подростками беседу о полезных и вредных привычках. После просмотра спектакля, который должен “мобилизовать мыслительную деятельность… и заставить искать пути предотвращения победы зла над добром”, с ребятами работает психолог городского наркологического центра. Слово “наркотики” не произносится нигде. Мальчишек и девчонок лишь учат говорить “нет” соблазнам и различать мнимые и настоящие ценности. Чуть позже они напишут сочинение или рецензию на спектакль, а учитель еще раз обсудит с ними увиденное. И только когда эти ребята перейдут в старшие классы, с ними начнут говорить о наркотиках как таковых.
В общем, действительно, вполне серьезная схема первичной профилактики. В теории. На практике же все выглядит иначе. Спектакль я смотрела с шестиклассниками лобненской средней школы № 4. Как и положено, они пришли за пятнадцать минут до начала. Зная о том, что им предстоит писать сочинение, наиболее дальновидные внимательно читали вывешенные в холле заметки из районной газеты о пользе профилактики наркомании методами искусства. Часть ребят рассматривала кукол, остальные крутились возле выставки детских плакатов “Нет – наркотикам”. Толкались, шумели, что абсолютно нормально для их возраста.
Во время спектакля ученики вели себя благопристойно. Но момента, когда они из пассивных зрителей перейдут в разряд активных участников, как обещал отзыв психолога, я так и не дождалась. Может, они уже выросли из нежного наивного возраста, а может, им, как и мне, было немножко скучно. Мы все знали, о чем спектакль и почему всех на него привели, и “волшебная сила искусства” не смогла затмить общий настрой на нудные наставления.

Намерения были самые добрые...

Впрочем, в какую-то минуту дети все-таки увлеклись спектаклем. Я же никак не могла заставить себя сопереживать героям. Происходящее на сцене было очень похоже на купленную однажды книгу. Красочное, великолепно оформленное издание “Красной Шапочки” нас с внучкой в магазине просто покорило. Вернувшись домой, сразу сели читать. Но вслух я прочла ей один абзац, остальное под возмущенные Танюшкины вопли проглядела про себя. Нет, это оказалась не “Красная Шапочка”, а ее краткий и, увы, убогий пересказ. В общем, читаем мы теперь ее так: внучка держит новую книгу и рассматривает картинки, а текст я ей читаю по старой книжке, оставшейся еще с тех времен, когда ее маме тоже было три года.
Жаль, но прекрасно иллюстрированную книгу через год-два, когда внучка сама начнет читать, придется убрать куда-нибудь подальше. И на этот спектакль я Танюшку не привезу. Великолепные куклы Ольги Кирилловой, прекрасная игра актеров, профессиональная режиссура Жанны Демиховой и до банальности простой сюжет и текст. Может быть, я бы и не стала писать об этом спектакле вообще, чтобы не обижать автора пьесы Жанну Демихову: ведь намерения-то были самые добрые, но там есть один эпизод, который не позволяет смолчать.
Воплощение зла в пьесе – фея Полуночи и горбун. Стража не пускала его в город, но добрый король сжалился над несчастным и приказал открыть ворота. Бездомный голодный уродец стал сытым придворным шутом. Как же отблагодарил горбун спасителя? Подсунул принцессе страшный эликсир (читай – наркотик) и забрал у короля корону.

Воспитание, как и Восток, дело тонкое

После спектакля прошло уже несколько дней, но, когда я его вспоминаю, перед глазами встает не прекрасный принц, а злой горбун. Кукла получилась очень выразительной, да и время горбуну в спектакле отведено гораздо большее, чем принцу. Его уродство и вытекающее отсюда зло подчеркиваются так часто, что у детей просто обязана, на мой взгляд, выработаться вполне четкая жизненная формула: человек с физическими недостатками – воплощение зла, и его надо опасаться. А может быть, даже уничтожить, не дожидаясь, когда он тебе навредит.
Понятно, что начинающий драматург не ставил себе цель внедрить в детские души подобный постулат, но, как говорится, получилось то, что получилось. Воспитание, как и Восток, дело тонкое.
...Спектакль закончился. Вместо детского психолога к ребятам вышла художник Ольга Кириллова:
– Ну что, понравился вам спектакль?
– Да! – дружно прокричал зал.
– А о чем, по-вашему, пьеса?
– О наркоманах! – не менее дружно ответствовали шестиклассники.
– О любви, – вдруг сказала сидящая рядом со мной девочка.
– Нет, – явно огорчилась Ольга Кириллова. – Это сказка о добре и зле, правильно?
– Правильно, – многоголосо согласился зал.
– А еще о соблазнах, так?
Редкое “так”, раздавшееся в ответ, показало, что ребята в растерянности. Не потому, что они не знают этого слова. Просто в спектакле, несмотря на намерения автора показать их, соблазнов не оказалось. В ночь перед свадьбой злая фея Полуночи наслала на принцессу страшный сон. Она проснулась в слезах и стала звать на помощь. Пришел горбун: “Выпей моего эликсира, и все пройдет”. Принцесса отказалась, горбун сделал вид, что плачет. Тогда она выпила глоток эликсира. Вот на эту-то ситуацию и намекала Ольга Кириллова. Но при чем здесь соблазн? И дети это поняли. Не соблазнял шут принцессу, он просто-напросто ее обманул.
Спектакль, утверждают создатели, учит быть бдительнее. Но по отношению к кому? К людям, которых знаешь много лет? Ведь шут, если верить другим многочисленным сказкам, свой человек в королевстве, которому не только доверяют, но и позволяют гораздо больше, чем другим, даже прекрасным принцам. Почему же юная леди должна была вдруг проявить бдительность?
– Ребята, – продолжила Ольга Германовна, – вы поняли, что случилось с принцессой, когда она выпила эликсир? Страшный горбун показался ей красавцем, и она почувствовала себя счастливой. А что, по-вашему, надо сделать, чтобы стать счастливым? Выпить эликсир?
– Нет, – вполне искренне заверил ее зал. – Надо стать знаменитым. Петь в хоре. Хорошо учиться. Выйти замуж.
На этой жизнеутверждающей ноте и разошлись. Будущие знаменитости, певцы и жены высыпали на улицу.
– Где же психолог? Почему беседу проводила художник? – поинтересовалась я у заместителя директора театра Владислава Богдановича.
– Наверное, не смогла прийти. Она ведь у нас на общественных началах. Может, с работы не отпустили.

Приехали – посмотрели, одобрили – уехали

Когда родилась идея антинаркотической пропаганды через искусство, администрация города выделила театру сорок тысяч рублей. Материально поддержали коллектив и в этом году. Но суммы так малы, что существует театр скорее вопреки, чем благодаря этим подачкам. Билет на спектакль стоит двадцать пять рублей, на представлениях иной раз бывает только по пять–десять человек, и доходы, мягко говоря, невелики.
– Вот если бы на Москву выйти… – мечтает Владислав Антонович. – Все приезжают, одобряют и… ничего не происходит. А вы-то хоть понимаете важность проблемы антинаркотической пропаганды?
Я, конечно, понимаю. И даже, несмотря на собственные критические замечания, буду пропагандировать в общем-то неплохой спектакль. Но с двумя оговорками: нужна небольшая коррекция текста и участие в акции специалистов – наркологов, психологов и педагогов. Без этого дорога, вымощенная благими намерениями, может в рай не привести. Вместо первичной профилактики получилась прямая. А с шести–двенадцатилетними детьми вести ее рановато.

Людмила МАЗУРОВА
Фото из архива театра


Ваше мнение

Мы будем благодарны, если Вы найдете время высказать свое мнение о данной статье, свое впечатление от нее. Спасибо.

"Первое сентября"