Главная страница ИД «Первого сентября»Главная страница газеты «Первое сентября»Содержание №34/2001

Первая тетрадь. Политика образования

ШКОЛА И ОБЩЕСТВО

У школы появляется свой почерк

Но ее право на индивидуальность по-прежнему можно уничтожить одним росчерком пера

– Живи, живое! – эта почти самая знаменитая фраза Игоря Северянина, короля поэтов начала прошлого ХХ века, звучит и сегодня как свежий призыв к торжеству перемен, к обновлению.

“Живи, живая школа!” – пусть это станет главным и единственным принципом нашей образовательной политики!
Живая школа – это школа, растущая из желания учителей делать свое дело лучше, и желания детей учиться, и желания родителей дать своим детям такое образование, которое поможет им стать счастливыми.
Школа живая и мертвая – вот это и есть главное разделение между прошлым и будущим.
Мертвая школа делается по приказу из мертвых бумаг и неживых циркуляров.
Живая школа образуется из идей учителей и из сотрудничества с учениками, живая школа – поэтика педагогики, поэзия ученичества, увлекательная и веселая мелодия перемен. Она возможна в свободном мире и предназначена для свободных людей. И наоборот – если в стране возможна живая школа, страна становится свободной.
А если право на существование имеет только мертвая школа – общество отползает назад, в прошлое.
...Возможна ли сегодня в России живая школа? Снова и снова задаем себе этот вопрос. Снова и снова стараемся на него ответить. Это все, что мы можем: спрашивать себя и стараться отвечать. Верить и звать.
Живи, живая школа!

Идея образовательной деятельности

За последние пятнадцать лет в советско-российской школе возникла образовательная деятельность.
Как это? – спросит придирчивый читатель. А разве до середины восьмидесятых годов в советской школе образовательной деятельности не было? А что же тогда было?
С нашей точки зрения, такой деятельности не было. Потому что деятельность обязательно связана с личной целью. Если нет моей индивидуальной цели в экономике, политике, образовании, значит, нет и моей деятельности – экономической, политической, образовательной.
И, кстати говоря, когда сегодня говорят о лучшей в мире советской системе образования, то речь идет именно об этом: массовое унифицированное образование давало возможность всех учить всему.
Отсутствие личных целей, образовательной деятельности превращает содержание образования в вещь, готовую к использованию, к употреблению, но и формирующую, в свою очередь, лишь этот потребительский тип мышления.
Только с появлением в Советском Союзе новаторского движения в педагогике можно говорить о начале образовательной деятельности.
С точки зрения образовательной политики появление шаталовского движения, последователей С.Лысенковой, И.Волкова, Ш.Амонашвили, разработка систем развивающего обучения, коллективного способа обучения, применение ТРИЗа в школьном обучении, других новаторских способов – это начало становления образовательной деятельности в Советском Союзе.
Сегодня, по моему мнению, можно утверждать, что возможность появления личных, не совпадающих с генеральной образовательных целей – довольно распространенное явление, как говорят социологи, устойчивая тенденция.

Не нужно тиражировать новаторство

Как можно загубить эту тенденцию? Очень просто – заставить индивидуальную образовательную цель быть массовой. Вот говорят: не могут существовать инновации ради инноваций. Они должны быть использованы в массовой школе.
Не должны.
На наш взгляд, необходимо всячески поощрять появление новых, индивидуальных учительских новаций и способов деятельности. При этом злобный предрассудок “Не каждый может быть Шаталовым” нужно забыть и не повторять больше никогда, как не повторяют очевидную ложь или навет.
Потому что для ребенка особенно сегодня, в таком сложном и так быстро меняющемся мире, очень важно научиться... нет, не приспосабливаться к изменениям, а, наоборот, научиться сохранять себя, свою индивидуальность. Стараться не следовать слепо за вожаками, а искать свой путь. Какой учитель может этому научить?
Наверное, только тот или та, которые смогли найти и осуществить собственную цель в образовании. Знаете, как говорят врачу: “Исцелися сам”, так и учителю мы бы сказали: “Будь самим собой, если, конечно, хочешь научить других быть самими собой, а не создавать выпускников школ по заранее изготовленной модели”.
...В системе образования России образовательная деятельность появилась потому, что тысячи учителей и директоров школ представили себе, что могут иметь собственные образовательные цели, что могут строить свою жизнь в образовании сообразно личным представлениям, а не только по инструкции.
Великая образовательная революция. Она произошла на очень небольшом пространстве, таких учителей и директоров очень немного, таких школ тоже мало, их, по нашим наблюдениям, лишь несколько сотен. Но дело вовсе не в количестве – их и не должно быть много. Дело в том, что сама система образования из-за появления в ней образовательной деятельности перестала быть однородной. Эпоха монолитной, единой и единообразной во всех отношениях школы завершилась.
Бесповоротно?

Это еще неизвестно

Потому что это не просто многообразие системы, это еще и конец эпохи послушания, когда вся система, все школы, все как одна, по желанию начальства меняли курс и начинали то внедрять кабинетную систему, то применять липецкий метод, то учить детей с шести лет, то организовывать производственные бригады.
Это как раз и происходило из-за отсутствия у учителей и директоров личных целей в образовании и полного подчинения своих действий чьей-то воле.
Сегодня появилась своя воля, появились собственные представления о качестве образования, о судьбе школы – это я и называю комплексом оживления (как писал Д.Б.Эльконин) школы.
Школа становится живой, потому что учителя начинают строить свою деятельность сами.
И за прошедшие пятнадцать лет это стало нормальным явлением.
Бесповоротно?
Еще неизвестно.
Потому что неизвестно, насколько государству нужна живая школа.
Нужна ли?
...Усилиями многих людей, учителей и ученых, управленцев и публицистов школа стала оживать. Еще чуть-чуть, и появятся первые выпускники живой школы во многих городах и селах России.
Но каждый день и каждый год мы узнаем о том, что на месте какой-нибудь живой школы остались только руины или пепелище, что разогнали коллектив, убрали директора, возвели поклеп на учителя. Что можно сделать? Как защитить?
Живи, живая школа! Победить можно, только если живого станет больше, чем было.
Мы не знаем, кто победит, мы не уверены, что школу не вернут в прежнее ее состояние. Пытаются...
Пытаются снова командовать школой так, будто там бездумные стрелочники, а не разумные и самостоятельно мыслящие люди. А живой школой нельзя командовать. Живая школа сама знает, куда ей идти.
А тот, кто этого еще не понял, просто не заметил, что школа оживает.
А мы будем без конца, не уставая, повторять: живи, живая школа!
Может быть, этим мы и поможем.
Как думаете?

Александр АДАМСКИЙ


Ваше мнение

Мы будем благодарны, если Вы найдете время высказать свое мнение о данной статье, свое впечатление от нее. Спасибо.

"Первое сентября"