Главная страница ИД «Первого сентября»Главная страница газеты «Первое сентября»Содержание №17/2001

Вторая тетрадь. Школьное дело

Еськов К.Ю. История Земли и жизни на ней:
Учебное пособие для старших классов. –
М.: МИРОС–МАИК «Наука/Интерпериодика», 2000

Чего можно ожидать от книги, в предисловии которой со ссылкой на Эйнштейна утверждается: «Если ученый не в состоянии объяснить ребенку суть своей работы, это свидетельствует о его профессиональной непригодности»? Учитывая, что книга посвящена палеонтологии, я, признаться, невольно готовился увидеть с детства привычные реликтовые кущи и фигуры динозавров, прорисованные с впечатляющей детальностью фотороботов и, надо полагать, в той же степени схожие с оригиналом. Но пролистано уже более ста страниц плотного текста, а полюбоваться удалось лишь редкими вкраплениями географических карт, химических формул, и вот, наконец, зарисовки отпечатков живых организмов в древних породах.
Что же предлагает гипотетическому любознательному ребенку самонадеянный автор? Начинаю читать текст: «Физики сочли вопрос о предельном возрасте Земли в 18 млн лет исчерпанным, но вот геологи восстали против такой датировки самым решительным образом».
Итак, вместо картин схваток вымерших гигантов автор предлагает борьбу идей физиков и геологов. И оказывается, что нет более захватывающего зрелища. После обсуждения (а не привычной для нас констатации) возраста Земли следуют «Несколько слов о методологии науки», где принцип Оккама объясняется на примере загадки острова Пасхи. В главе «Образование нашей планеты» мы узнаем, что «Ньютон вопрос о происхождении Солнечной системы вообще не ставил», и здесь же утверждается, что «в океанах существует динамическое равновесие между нерастворимым карбонатом кальция и растворимым бикарбонатом». «Эволюция земной коры»? Ну что ж. Почувствуйте разницу между глубокофокусными и мелкофокусными землетрясениями и запомните, что «океанское дно – это магнитофонная лента, на которой записана история магнитного поля Земли». Вас интересует «Происхождение жизни»? Тогда вам необходимо учесть, что «все белки на нашей планете построены только из левовращающих аминокислот, а нуклеиновые кислоты – из правовращающих сахаров», затем вспомнить формулу для КПД теплового двигателя и понять, что такое синергетика.
Кто же автор – философ, географ или химик? К счастью, в предисловии он сам представляется нам как сотрудник Палеонтологического института РАН, а этот фейерверк энциклопедических сведений действительно предназначался детям – старшеклассникам московской математической школы. Каждая из перечисленных глав могла быть отдельной серьезной статьей, но их размещение на страницах книги по палеонтологии не свидетельство снисхождения к читателю, а скорее обращение на «ты» с детально изученным предметом. Независимо от степени пользования терминологией (а зачастую она совсем не детская!) в книге нет пустых в своей непонятности утверждений. Все они воспринимаются как содержательные, и новый термин вызывает разве что желание заглянуть в справочник. При этом нужно заметить, что вразрез с отечественной традицией книга снабжена толковым словарем, где автору мастерски удается объяснить самые замысловатые словосочетания, оставаясь в рамках лексики школьной программы.
Начиная с пятой главы названия становятся типично палеонтологическими. Ранний докембрий, палеозой, кайнозой. Здесь, после демонстрации таланта популяризатора, автор открывается перед нами уже в качестве естествоиспытателя. Внешне текст производит впечатление отчета или протокола. Бесстрастное перечисление фактов. Однако оторваться от этого жизнеописания Земли столь же трудно, как от другого шедевра данного жанра – «Жизни насекомых» Фабра. Именно здесь становится ясно, что настоящая наука есть деятельность описательная, как это повелось со времен Ньютона, который гипотез, как известно, «не измышлял». Роль ученого состоит лишь в поиске наиболее рационального способа описания наблюдений. Можно было веками составлять подробнейшие таблицы движения небесных светил, но запись этих данных с помощью одной формулы явила миру образец теории – закон всемирного тяготения.
Выбранный автором стиль путевого дневника не мешает ему пользоваться своим литературным талантом: «рыбы, например, будут продолжать “ходить по дну” почти до середины мезозоя: лишь тогда костные рыбы “изобретут” плавательный пузырь, а среди хрящевых рыб появятся акулы современного типа, которые “не тонут” из-за того, что находятся в постоянном движении». Перед нами уникальный пример учебника, который можно не заучивать – учебный материал запоминается, как стихи.

Валерий Закордонский