Главная страница ИД «Первого сентября»Главная страница газеты «Первое сентября»Содержание №17/2001

Третья тетрадь. Детный мир

Башня под звездами

8 марта у Шалвы Александровича Амонашвили – семидесятый день рождения. Поздравляем!

Когда три года назад мне посчастливилось быть в гостях у Шалвы Александровича в его родном селе Бушети, он рассказал мне о своей мечте.
– Хочу построить башню... Утром буду там работать, никто мне не будет мешать, и я не помешаю детям бегать по дому, играть. А вечером я позову их на башню и мы будем смотреть на звезды...
Он даже нарисовал на бумаге проект башни. Приходили односельчане, разглядывали рисунок, вертели его так и так, качая головами и делая какие-то замечания по-грузински. Каждый грузин в душе – строитель.
Амонашвили отвел мне комнату в самом тихом углу своего деревенского дома, напротив своего кабинета. Однажды утром я проснулся от грохота. Я подумал, что с гор сошла лавина, состоящая из пустых железных бочек. Выглянув в окно, я увидел, что с горы по узкой дороге катится мини-трактор, а за ним – длиннющая труба. На камнях труба угрожающе подпрыгивает – вот-вот догонит трактор.
Оказалось, что эта труба нужна для строительства башни. Одним концом ее надо было врыть глубоко в землю, чтобы придать устойчивость будущему сооружению.
Потом я уехал домой и о башне больше от Амонашвили ничего не слышал.
Как-то дочка попросила меня узнать, как по-грузински «спокойной ночи» – это очень важно, без этого она уснуть не может. И вот я звоню Шалве Александровичу, узнаю про «спокойной ночи», а потом вдруг вспоминаю про звезды, про башню. Представляю, говорю, какая у вас замечательная получилась башня...
– О, я уже живу там! – радостно откликается Шалва Александрович.
Не ожидая подвоха, собираюсь выразить свою радость, но он продолжает: «Башня построена... Правда, в моей голове только... А с той башней пришлось повременить...»
Выяснилось, что в Бушети, где всегда были проблемы с водой, после засухи стало совсем плохо. Амонашвили был тогда в командировках, далеко, и не знал о этом. Однажды ему приснился сон, будто он стоит над родником, родник звенит, булькает, будто просит о чем-то и тут же гаснет, уходит. «Я проснулся, – рассказывает Шалва Александрович, – и все не могу забыть сон. Звоню жене в Бушети, а она говорит, что вода прекратилась...»
Деньги, отложенные на башню, пошли на бурение артезианской скважины. Две недели бурили. Воду нашли только на отметке ста шестидесяти метров. Теперь сорок три семьи пользуются этой водой, студеной даже в самые жаркие дни.
Вот такая получилась у Амонашвили башня. Мне кажется – высокая. И звезды с нее неплохо видны.

Дмитрий ШЕВАРОВ