Главная страница ИД «Первого сентября»Главная страница газеты «Первое сентября»Содержание №16/2001

Четвертая тетрадь. Идеи. Судьбы. Времена

ПОИСК

Эй, есть там душа живая?..

Радиоастрономы прослушивают космос в надежде поймать сигналы внеземных цивилизаций. И похоже, их усилия начинают приносить результаты...

Как-то лет сорок с лишним назад в Лос-Аламосе великий Энрико Ферми, обедая с достаточно известными коллегами Эдвардом Теллером, Эмилем Конопинским и Гербертом Йорком, задал им провокационный вопрос:
– Если жизнь во Вселенной – дело весьма распространенное, то почему же “их” нигде на Земле так и не видно?
И действительно, на свете существует множество звезд значительно старше нашего Солнца, и если жизнь встречается часто, то она должна бы развиться на планетах, обращающихся вокруг этих звезд, еще за миллиарды лет до того, как она появилась на Земле. В таком случае разве не наведались бы на нашу планету или не колонизовали бы ее представители цивилизаций, много превосходящих нас по возрасту? Ведь даже при относительно неспешных средствах космического передвижения всякая цивилизация, склонная заселять новые пространства, распространилась бы всего за какие-нибудь пять миллионов лет по всей Галактике.
Так впервые прозвучал знаменитый парадокс Ферми, с которого, собственно, и начались подлинно научные дебаты о внеземных проявлениях жизни. Вопрос был поставлен правильно: он отталкивается не от фантастики, а от факта – “пришельцев” вокруг себя мы определенно не видим.
С тех пор тому предложено три хотя и очень широких, но здравых объяснения. Сторонник первого из них, Майкл Харт, научный сотрудник НАСА, склонен думать, что отсутствие чужаков на Земле убедительно свидетельствует: мы если не первые, то одни из самых первых разумных форм жизни, которые сложились где-либо в нашей Галактике.
Более умеренного взгляда придерживались астрономы Фрэнк Дрейк из Института SETI в Маунтин-Вью (Калифорния) и Карл Саган из Корнеллского университета. Им решение парадокса Ферми виделось в непомерности межзвездных просторов. В этих условиях куда больше смысла устанавливать радиосвязь, чем летать в гости друг к другу, считали они. Межзвездные путешествия и дороги, и сложны для того, чтобы чужаки появились завтра же из-за угла.
И, наконец, последняя школа, представленная, например, Джоном Боллом, работающим на Хайстекской обсерватории в Уэстфорде, что в штате Массачусетс. Он предлагает гипотезу… “зоопарка”. Согласно ей Земля – нечто вроде природного заповедника среди Галактики. Разумная жизнь существует помимо нас, но ее представители предпочитают не вмешиваться в ход нашего развития.

* * *

Округ Покахонтас среди лесов и полей Западной Виргинии дышит сельским покоем. Тем разительнее странность высящихся над его соснами, кленами и дубами восьми гигантских чашеобразных антенн, принадлежащих Национальной радиоастрономической обсерватории Грин-Бэнк, где к проблеме инопланетян относятся с полной серьезностью.
Именно здесь в 1960 году молодой радиоастроном Фрэнк Дрейк получил разрешение воспользоваться тридцатиметровой параболической антенной для первого в истории Поиска Внеземного Разума, чья английская аббревиатура SETI уже нам встречалась и еще не раз здесь встретится.
Этот необычный научный проект получил название OZMA в честь волшебницы-принцессы из американских сказок. Именно сказочных результатов ожидали тогда астрономы, приступившие к подслушиванию возможных сигналов, если они поступят из района двух сравнительно недалеких от нас звезд – Эпсилон в созвездии Эридана и прославленной В.Высоцким Тау Кита. Увы, ничего так и не прозвучало, хотя в дальнейшем подобных попыток было более семидесяти.
К тому времени, когда Фрэнк Дрейк приступил к поиску, многие ученые уже считали, что условия для возникновения жизни во Вселенной создаются отнюдь не редко. Вычисления самого Дрейка (хотя это скорее были квалифицированные догадки) указывали: солнцеподобные звезды с планетами, обладающими водой, могут просто усеивать нашу Галактику. И конечно же на таких планетах жизнь вполне могла начаться, как она началась на Земле.
Недавние открытия во многом подтверждают предположения Дрейка. В минувшие годы ученые открыли присутствие уже десятков планет около нескольких звезд. В межзвездном пространстве обнаружены сложные органические молекулы, с которых может начаться “конструкция” жизни. Наконец, недавнее утверждение о том, что в метеоре, залетевшем к нам с Марса, заметны следы, оставленные некими примитивными организмами, якобы жившими на красной планете миллиарды лет назад…

* * *

Существуют два варианта. Во-первых, источником поступающих к нам сигналов от “братьев по разуму” может служить их не обязательно предназначенная для наших ушей деятельность, приводящая просто к утечке радиоволн. Например, при работе обычной системы связи. Ведь и от нашей Земли, не так уж давно освоившей этот вид коммуникации, во все стороны уходит радиоизлучение, как зыбь от камня, брошенного в пруд. Тут и радиовещание, и телевидение, и работа радаров – как гражданских, так и военных.
Конечно, с удалением от источника эти сигналы очень быстро ослабевают, что потребовало бы от инопланетян очень чувствительных приемников – больших, чем любой, имеющийся ныне на Земле. С такими, как сейчас, шансов и у землян услышать инопланетянина, специально к нам не обращающегося, очень мало. Значит, и наши ловцы SETI должны вооружаться огромными антеннами.
Другой вариант – если представители далекой цивилизации сами сознательно пытаются обнаружить себе подобных. По мнению Дрейка и его единомышленников, здесь без радио не обойтись. Именно в радиодиапазоне волны обладают способностью преодолевать межзвездные просторы с наименьшими препятствиями, не завися от помех, которым подвержены излучения в инфракрасной и видимой частях спектра.
Наконец, инопланетяне могли бы повысить наши шансы уловить их сигнал тем, что подберут для передачи частоту около 1420 мегагерц – на ней межзвездные газы, космическая пыль и земная атмосфера создают наименьшие помехи. Все это предлагал Дрейк еще сорок лет назад, все это остается в силе и сегодня.

* * *

Сейчас астрофизики увлечены проектом “Феникс”, в котором используются самые чувствительные из существующих приборов, способные принимать пульсирующие сигналы. Правда, переход к новому начинанию был небезболезненным. В течение нескольких лет в сенате США, который плотно держит в руках завязки от общественной мошны, раздавались влиятельные голоса: “На что мы тратим деньги налогоплательщика? Где результаты?” Результат был один – Фрэнка Дрейка не только осмеяли с высокой трибуны, но и к середине девяностых годов лишили государственных ассигнований.
Пришлось обойтись без них, без НАСА, и создать частно-университетский, существующий в складчину Институт SETI, главою которого, естественно, стал Дрейк.
Энтузиасты поиска получают доступ к самым мощным радиотелескопам в мире, способным прощупывать более тысячи звезд, лежащих в радиусе 150 световых лет от нас. Большое усовершенствование: создан комплекс электронного оборудования, перевозимого на автоприцепе, и его со временем подключают то к одному, то к другому телескопу.
И вот в 1996 году на знаменитом итальянском острове Капри состоялось совещание, одно название которого не так давно можно было бы встретить только на страницах фантастического романа: “Международная конференция по биоастрономии”. На нем с докладом о последних достижениях “Феникса” выступила Джилл Тартер, приехавшая для этого из Австралии.
Небо полушария антиподов перестает быть астрономической целиной. Здесь на Парксской обсерватории, что в штате Новый Южный Уэльс, в распоряжении “Феникса” была семидесятиметровая чувствительная антенна, с помощью которой ученые обследовали 202 звезды, обладающие характеристиками, сходными с Солнцем. Инопланетяне не обнаружены, но успех все равно был. Путем сопоставления данных, получаемых от главного телескопа, с информацией, поступающей от меньшего его коллеги, удаленного на 230 километров, удалось четко идентифицировать и отсеять все помехи земного происхождения.
Вывод, сделанный из эксперимента, говорит, что в нашей части Галактики чужие сигналы, мощностью сходные с земными радарными, не могут быть частым явлением. А это тоже устанавливает рамки дальнейших поисков.
Тем временем электронную приставку перевезли в новое место и подключили к сорокапятиметровой антенне обсерватории Грин-Бэнк, неподалеку от тех мест, где с меньшей “чашей” начинался когда-то проект SETI. Отсюда ученые прислушивались к звездам до 1998 года. После чего в дело было введено гигантское трехсоттридцатиметровое “ухо” обсерватории Аресибо на острове Пуэрто-Рико.

* * *

Пока “Феникс” вопрошает звезды поодиночке, участники других подобных проектов шерстят все небо подряд. Они ищут мощные, но перемежающиеся сигналы, которые могут ползти, смещаться по частоте. Главным участником этого эксперимента, получившего имя “Серендип” – от названия таинственной страны в древней персидской сказке, – стал Калифорнийский университет.
В Гарварде антенна поменьше – ее размер всего 26 метров, так что чувствительность уступает участникам “Феникса” и “Серендипа”. Зато здешняя программа “Бета” может похвастать своим электронным мозгом, который всего за 16 секунд способен пролистать более двух миллиардов частотных каналов. И шумы земного происхождения эта программа тоже умеет отсеивать неплохо.
У “Беты” был предшественник по имени “Мета”. Участникам этой программы удалось записать 37 сигналов, которые казались “разумно-внеземными”. Но повтора их до сих пор ученые так и не дождались, а происхождение первоначальных представляется недостаточно убедительным. Еще в 1977 году был момент, когда астрофизики Университета штата Огайо были готовы воскликнуть: “Есть!” Тогда из созвездия Стрельца пришел весьма подозрительный сигнал, но и он пропал, прежде чем исследователи успели в нем удостовериться.
Гарвардский физик Пол Хоровитц вместе с Карлом Саганом тогда прозорливо отметили: большинство этих многозначительных сигналов проистекало от источников, находящихся в плоскости Галактики, то есть оттуда, где сконцентрированы звезды и, вероятно, их планеты, а следовательно, и возможные признаки жизни.
Эти ученые свидетельствовали: “Мы не знаем никакого естественного астрофизического процесса, который мог бы взять на себя ответственность за те сигналы с очень уж узким диапазоном, что зафиксированы участниками “Меты”. И мы не смогли найти никакой связи между местонахождением их источников и расположением каких-либо необычных астрофизических объектов”.
По-научному осторожное высказывание, не правда ли? Но и по-научному же четко определяющее границы того, что мы знаем. Был ли это “зов инопланетян”? Как нередко сетовал тот же Карл Саган: “Чрезвычайно важные утверждения требуют чрезвычайно убедительных свидетельств”. А тут их нет. Пока нет?

Б.СИЛКИН