Главная страница ИД «Первого сентября»Главная страница газеты «Первое сентября»Содержание №16/2001

Вторая тетрадь. Школьное дело

Выйди из общего ряда и... займи место!

Плюсы и минусы школьных конкурсов

На волне азарта

Однажды, встречаясь с организаторами воспитательной работы одного из московских округов, я попросил коллег-педагогов написать на маленьких клочках бумаги название одной из самых ими любимых воспитательных форм. В результате на столе образовалась горка свернутых записок, которые впоследствии послужили материалом для нашей совместной работы. Должен сказать, что меня несколько удивил набор предложенных коллегами форм. Список был недлинным, но, что характерно, самой часто встречающейся и любимой формой оказался конкурс.
Почему конкурс оказался фаворитом в школьной воспитательной работе?
С одной стороны, проведение конкурса не требует больших организационных затрат. Процедура конкурса проста и незамысловата. Достаточно только вывесить объявление с указанием сроков и требованиями к участникам, а ко дню проведения конкурса продумать правила судейства и заготовить бланки дипломов. С другой стороны, конкурс позволяет активизировать инициативу как учеников, так и классных руководителей. Но существует немаловажная проблема: как эта организационная форма влияет на участника? Что, собственно, воспитывает тот или иной конкурс?

Конкурс классных руководителей

Однажды в качестве классного руководителя девятого класса я пришел к своему завучу и спросил: почему проводится конкурс танцев народов мира, если танцующих детей в школе единицы? Ответ был прост и лаконичен: а чтобы классные руководители не засиживались без дела и проявили свою творческую изобретательность. И действительно, мне пришлось заметно потрудиться, обзванивая знакомых хореографов и испрашивая квалифицированного совета.
К тому времени у меня уже был отрицательный опыт участия в подобном мероприятии. Будучи восьмиклассниками, мои воспитанники очень живо восприняли идею участия в конкурсе (за их плечами была победа в конкурсе песни, я же сам пою), они живо обсуждали возможные планы, но в результате произошел раскол: одна группа хотела работать с хореографом, а другая, начав репетировать на дому, отстаивала свой партизанский проект. В конце концов партизаны победили.
В день выступления большая часть класса ходила чернее тучи, другая выглядела не ко времени празднично и даже загадочно. Я же с нетерпением ждал развязки. Должен отметить, что к началу выступления мои партизаны выглядели ужасно, если не сказать больше... Я не буду описывать их внешний вид подробно, чтобы поберечь личное учительское самолюбие, лишь упомяну о голых пупках, алых от маминой помады губах и вызывающе синих лепестках век. Танец же представлял собой не пародию, а весьма плохую копию одного из попсовых клипов. Честно скажу, мне было стыдно. Но нужно отдать должное моим партизанкам – они таки извлекли урок из своего выступления, хотя и расстроились, получив последнее место. Извлеченный урок резюмировался так: “Ну и что, мы хоть последнее место заняли...”
Правда, спустя год, будучи девятиклассниками, все в классе быстро договорились и, воспользовавшись услугами хореографа, заняли первое место.

К вопросу о ресурсах

Несомненно, у школьных конкурсов – обширные воспитательные ресурсы. Если больше не упоминать об активизации творческой инициативы, то следует обратить внимание на присутствие в этой форме места для ровеснических договоров.
Всякий общественный договор венчается установлением правил деятельности. Когда маленькие дети играют, они, несомненно, хорошо осведомлены о правилах игры. Если игра без правил, то правила устанавливаются в ее процессе. Некоторые школы лишают ученика возможности устанавливать и понимать правила и нормы деятельности, поскольку это функционирующие институты, не предусматривающие возможности для ребенка спрятаться «в домике», как при игре в салки. Такие школы практически никогда не позволяют ученику сменить роль – он или всегда водящий, или всегда в ауте. Конкурс же, задавая ситуацию неопределенности, ставит школьников перед выбором и необходимостью согласовывать свои действия.
Но это происходит как минимум при двух условиях: если взрослый не забивает детей своими сверхоригинальными замыслами и если педагогический коллектив готов к невзрачности ожидаемых результатов-выступлений.

Обстоятельства возраста

Но вот что еще интересно: не со всеми детьми конкурс проходит гладко.
Представьте себе воспитанников детского сада, которые принимают участие в конкурсе, к примеру, танца. Зрелище не из приятных. Скорее всего это головная боль для воспитателя или педагога и сплошная нервотрепка для детей и их родителей. Детям бы поиграть в дочки-матери или в больницу, поспорить о ролях, урезонивая друг друга напоминаниями: мол, а ты вчера уже делал уколы два раза, или хороводы поводить. А тут приходится без конца репетировать, слушаться взрослых – что скажут, куда посмотрят. И вот выходят такие дети на сцену или в полукруг из стульев и только и делают, что смотрят на своего воспитателя – что подскажет, как кивнет. А воспитатель то поет громче всех, то выплясывает всех бойчее, то руками размахивает. Другие же участники конкурса сидят на стульчиках, скучают, ждут своей очереди…
В начальной школе с конкурсом чуть легче. Но только роль учителя какая-то странная. Только что учил на уроке и снова учит. Выдумка классного руководителя определяет все: просто не школьный конкурс, а конкурс на звание учителя года. Зато дети стараются, пыхтят, стремятся попасть в нужную ноту, в нужную позицию, нет здесь границ детскому благоволению и расположению к своему учителю.
Шестиклассники или продолжат мучить учителя так, что он спать перестанет, или же, проявив свой природный авантюризм, напортачат такое, что ни в какие ворота не лезет, конкурс завалят, но еще долго будут вспоминать, как до девяти часов вечера в школе друг на друга орали.
Восьмиклассники – народ независимый. Вот уж где от класса может быть не одно, а несколько выступлений. Примеряя на себя различные социальные и изредка культурные маски, они могут неплохо смотреться на сцене, но могут со свистом провалиться. Часто вдумчивому учителю приходится идти на поводу у подростков, лишь безнадежно шлифуя угловатое выступление.
Выпускники снисходительно согласятся поучаствовать в конкурсе, придут к классной даме, поинтересуются: мол, что она-то думает, могут даже принять к сведению ее совет, но сделают все, если, конечно, захотят, по-своему. Работать же будет только авангард класса, кто был в тени, тот в тени и останется.

Главное, вовремя остановиться

Если конкурсы в школе становятся традиционными и проходят из года в год, то это может привести к постепенному повышению уровня выступлений. В какой-то момент возникнет мастерство, но тогда может уйти главное – неформальное общение, выяснение отношений, договоры. Мастерство задает свои рамки отношений, поэтому большинство детей окажутся в стороне от общего дела, превратясь в шантрапу.
Не следует забывать, что в основе конкурса все же лежит борьба за первенство, и именно поэтому крайними в конкурсе почти всегда оказываются судьи.
Конкурс хорош, когда коллектив школьных учителей понимает, зачем его проводит. Зачастую сам по себе конкурс – лишь повод для проявления человеческих отношений, это очередной опыт совместной жизни класса, школы.

Сергей ПЛАХОТНИКОВ