Главная страница ИД «Первого сентября»Главная страница газеты «Первое сентября»Содержание №16/2001

Первая тетрадь. Политика образования

ШКОЛА И ВЛАСТЬ

Там нарушали правила ведения классного журнала...

Ради того чтобы наказать школу за неисполнение внутриведомственных инструкций, чиновники готовы нарушать федеральные законы

...На месте этого уволенного директора ликвидированной школы я бы, например, подала в суд на Министерство образования России. Конкретно на первого заместителя министра А.Киселева и заместителя начальника Управления инспекционно-аналитической работы Е.Шибанову. Ведь это ими подписаны два письма, которые могут окончательно похоронить его авторскую школу. Читаешь их и диву даешься: то ли в министерстве законов не знают, то ли не читают документов, которые подписывают, то ли сознательно оправдывают незаконное уничтожение школ.
Право, не знаешь, что и хуже.

Если нельзя по закону, то можно без него

Действующим законодательством школа надежно защищена от произвола, убежденно говорят специалисты в области образовательного права, к которым мы обращались. Но если чиновник решил школу ликвидировать – он это сделает, и закон ему не указ. А вы оправдывайтесь потом годами, поднимайтесь из руин. Вам потребуются десятки судебных процессов и прокурорских проверок. И еще не факт, что они помогут!
Такое ощущение, что всей мощи нашей правовой системы, даже если заставить ее работать, не хватит, чтобы заставить одного чиновника жить по закону.

Что не позволено учителю, то позволено чиновнику

Ликвидация школ часто затевается только ради того, чтобы избавиться от неугодного руководителя. По сути, это скрытая реорганизация: поменяют название, перетасуют штатное расписание, недовольных педагогов вынудят уйти по собственному желанию... большинство детей останется на месте. И можно отчитываться, что ничьи права не нарушены. Главное – удалось вытравить непокорного лидера, а с ним дух непонятной педагогики, нестандартную атмосферу, разбомбить все то, что делало школу особенной, за что ее любили дети, педагоги и родители.
...За нарушение ничтожной инструкции, за несовпадение тем в журнале, за любой пустяк можно задергать учителя и довести его до увольнения «в связи с несоответствием занимаемой должности». За отступление от дремучего ведомственного положения в интересах ребенка, поездку на конференцию в каникулы за собственный счет – вынести выговор директору. За отсутствие ремонта, в чем не виноват никто, кроме самого учредителя, можно уничтожить школу.
Педагога из школы выживут, директора съедят за независимый характер, за новаторскую, непонятную педагогику. Интересно, почему чиновники при этом всегда остаются безнаказанными?
Если директора восстановит в должности суд, за его незаконное увольнение никто никогда не объявит чиновнику выговора. А если суд признает ликвидацию школы незаконной или прокуратура заявит протест, никого в управлении даже премии не лишат. Но ведь важно не это. Важно, чтобы в школе восстановили все, что уничтожили!
А этого добиться труднее всего.
Вот, пожалуйста, казанский прецедент (мы писали о нем в № 89 «ПС» от 9 декабря 2000 года, но вернемся к нему потому, что его история высвечивает общую проблему в отношениях школы и власти): ради того чтобы наказать директора школы-ФЭП за «нарушения в соблюдении нормативно-правовой основы учреждений и недостатки в организации учебно-воспитательного процесса», все образовательное ведомство нарушает федеральное законодательство.

Заело пластинку

...Дело даже не в том, какой школой был «Академический колледж» при Казанском государственном университете – хорошей или плохой. Местная власть считает, что негодной, особенно директор никуда не годился. Ученики и их родители – что школа была замечательной. Эксперты Совета по федеральным экспериментальным площадкам Министерства образования России считают, что в колледже пытались реализовать блестящий проект.
Спорить об этом можно без конца. Но ведь дело не в этом.
Дело в том, что «Академический колледж» при КГУ ликвидировали незаконно. Это уже доказано. Это уже подтвердила Генеральная прокуратура России. С этим уже согласилась Прокуратура Республики Татарстан и прокуратура города Казани. Это уже знают в Государственной Думе.
Только Министерство образования РФ, как эхо казанской администрации, продолжает рассылать во все стороны сообщения о том, что школу ликвидировали на вполне законных основаниях.
Но, может быть, в Министерстве образования просто писем из Генеральной прокуратуры не получали? Получали. Но, как сказал один знакомый мэр, документы в день подписываешь сотнями, если все их читать – с ума сойдешь.

Дважды два закона

...Представьте: однажды вы, директор авторской школы, получаете постановление мэра и приказ начальника управления образования о том, что через месяц или два ваша авторская школа, дело вашей жизни, существовать перестанет.
Но издавать эти постановления и приказ не имели права, потому что не спросили согласия второго учредителя. А этого требует Закон “Об образовании”. Первое – явное нарушение. А второе – даже если учредители договорятся между собой, по Закону “О сохранении статуса государственных и муниципальных образовательных учреждений и моратории на их приватизацию” им потребуется добиться официального согласия местного депутатского корпуса.
Так вот, ни согласия второго учредителя – Казанского государственного университета, ни депутатского разрешения на ликвидацию «Академического колледжа» казанским властям (на момент принятия решения, что очень важно) никто не давал. И потому она абсолютно незаконна: нарушено два федеральных закона.
И этот простой сюжет уволенный директор ликвидированного колледжа второй год пытается рассказать правоохранительной системе и системе управления образованием.
Он доказал наконец это всем вокруг. Только не родному ведомству, которое должно было с самого начала громче всех настаивать на соблюдении законов об образовании.

Мы уже вроде отвечали

...В федеральном министерстве есть Управление инспекционно-аналитической работы. Одно название должно приводить в дрожь потенциального нарушителя законов образования. Туда и пожаловался репрессированный «Академический колледж».
И получил ответ от заместителя начальника управления Е.Шибановой. Это был замечательный ответ: «По информации начальника управления образования г. Казани И.Галиахм6етова», авторитетно заявила она, ликвидация лицея проведена в соответствии с законодательством.
То есть вы обращаетесь в Министерство образования за защитой, а там, как в диспетчерской, перезванивают обидчикам, чтобы пересказать вам их ответ. И ваша судьба решена. Наверное, там, наверху, никому не приходит в голову, что местная власть, на которую жалуется рядовой педагог, может быть не права или может слукавить.
Но в этом случае было именно так. По информации начальника управления И.Галиахметова, “23 марта 2000 года Президиум Верховного суда Республики Татарстан окончательно подтвердил соответствие законодательству Российской Федерации” незаконных документов о ликвидации. А Президиум ВС ничего окончательно не подтверждал, а всего лишь направил дело на новое рассмотрение. А это совсем не одно и то же.
...Несколько старшеклассников «Академического колледжа», защищая свою школу, добрались ни много ни мало до Путина. Направили Путину запросы и Григорий Явлинский, и депутат Государственной Думы Иван Грачев. А президент в свою очередь дал поручение разобраться Министерству образования. Разобравшись, из министерства должны были ответить депутатам. Получается, что от имени Путина.
“Ваше обращение к президенту рассмотрено в Управлении инспекционно-аналитической работы, – ответила директору колледжа Е.Шибанова 10 октября 2000 года. – Одновременно напоминаем, что вам уже был дан ответ 13 июня”.
То есть четыре месяца назад! Все это время уничтожаемая школа боролась за свое существование. За это время уже суд в Казани выдал определение приостановить процесс ликвидации. И само управление образования было вынуждено издать приказ об этой приостановке (но и не подумало ее приостанавливать). И Прокуратура Республики Татарстан 17 августа отметила противоречие в правовой позиции «ликвидаторов»...
Но инспекционно-аналитическое управление твердит свое: мы вам уже ответили. Вас ликвидировали по закону.
Такие же тексты отправили Грачеву и Явлинскому: “В ответ на ваше обращение к президенту...” То есть ответили за президента.

...И лично Генеральный прокурор

В конце концов Генеральный прокурор Российской Федерации В.Устинов 17 ноября сообщил: “Администрация г. Казани, издав приказ о ликвидации лицея “Академический колледж”, нарушила требования гражданского законодательства”, а “Прокуратура Республики Татарстан не приняла своевременных мер по устранению выявленных нарушений”, в связи с чем “Генеральной прокуратурой Российской Федерации обращено внимание ее руководства на недопустимость впредь подобных действий”.
И заместитель начальника управления по надзору за исполнением законов и законностью правовых актов Генеральной прокуратуры РФ В.Болышов сообщил П.А.Шмакову 22 ноября 2000 года: “Доводы, указанные в вашем заявлении, в ходе проверки нашли свое подтверждение”.
И Прокуратура Республики Татарстан в лице начальника отдела по надзору за исполнением законов и законностью правовых актов Р.Ишмуратова заявила, что постановление о ликвидации в связи с нарушением закона «было опротестовано. Однако требования, содержащиеся в протесте, должным образом не исполнены. В настоящее время прокуратурой г. Казани решается вопрос об обжаловании вышеуказанного постановления в судебном порядке».
Это было 22 января 2001 года.
Но 29 января, через два с половиной месяца после письма Генерального прокурора, А.Киселев как ни в чем не бывало пишет ответ на запрос Государственной Думы, и в нем ни слова о нарушениях закона, о позиции всей вертикали прокурорского надзора. По его последней версии получается: все в Казани хорошо, а школа сама виновата, что допускала исправления оценок, их низкую накопляемость и неточности в книге приказов, то есть “нарушения в соблюдении нормативно-правовой основы учреждений и организации учебно-воспитательного процесса”. А администрация все сделала правильно. Об этом, говорится в письме, свидетельствует тот факт, что недавно, 22 января, комиссия Казанского совета народных депутатов собралась, посовещалась и “своим решением подтвердила правомочность ликвидации этого учреждения”.
Вот так! Знайте наших! И эта юридическая бессмыслица, подписанная первым заместителем министра, – официальный ответ Министерства образования.

Простым голосованием

Ну в самом деле, если на момент принятия решения не было документов, требуемых законом, по какому волшебству они могут появиться, чтобы сделать незаконное правомочным? Только в результате подтасовки. Даже если депутаты задним числом согласятся с ликвидацией, как задним числом смирился с ней второй учредитель, университет, машина времени не перенесет их заседание на полтора-два года назад, а только это могло бы сделать ликвидацию чуть-чуть более законной.
И при всем уважении к представительной власти любого уровня чем, кроме анекдотом, можно назвать рассказ о том, как депутатская комиссия приняла правовой акт большей юридической силы, чем прокурорские протесты всех уровней. Несколько депутатов вместо суда разобрали правовой конфликт и вынесли оправдательный приговор мэру и обвинительный – школе; а федеральное Министерство образования не расслышало Генерального прокурора, но взяло под козырек нескольким депутатам!
Все это было бы смешно, но вдруг еще кто-нибудь поверит, что депутатская комиссия имеет право подтвердить правомочность ликвидации, происшедшей полтора года назад вопреки действующему на тот момент федеральному законодательству?
И пойдет эта юридическая сенсация, выпущенная из ведомственных стен, смущать другие административные умы. Почитает местное чиновничество письмо второго по рангу руководителя министерства и примет его за рекомендацию.
Вот оно, магическое средство! Школу закроем, потом задним числом все – от местных депутатов до федерального министерства – признают закрытие законным. По такому рецепту можно нарушать любые законы: создадим комиссию из нескольких депутатов, и пусть они примут решение, что хорошо администрация сделала, правильно. Правомочно.
Это нетрудно, если Совет депутатов, как в столице Татарстана, напрямую подчиняется мэру. Можно вообще любые вопросы своими силами решать. И кому тогда нужны эти судьи с прокурорами...
Такой ответ и в Москву не стыдно послать. В Москве таким ответам верят.

Только вот Казанский Совет депутатов подчинен своему мэру опять-таки вопреки федеральному законодательству и Конституции России. Такую фигуру из двух ветвей власти с одной головой в Казани создали по собственному закону “О местных органах государственной власти и управления”, который уже опротестован Прокуратурой Республики Татарстан! Значит, сам депутатский совет уже нельзя считать легитимным, а его решения правомочными.
Вот и получается: все вокруг школы – управление образования, городской Совет депутатов, федеральное министерство – либо напрямую нарушают закон, либо оправдывают его нарушение. И никто за это не отвечает. В ответе одна школа.
Там, знаете ли (страшно сказать!), нарушали правила ведения классного журнала!

Марина КОСМИНА