Главная страница ИД «Первого сентября»Главная страница газеты «Первое сентября»Содержание №62/2000

Третья тетрадь. Детный мир

Здравствуй, герой!

Учитель, впервые пришедший в школу 1 сентября 2000 года, директор, впервые появившийся 1 сентября как директор у себя в школе, и даже начальник образования, 1 сентября впервые заступивший на должность, – герои.
И не надо объяснять почему – и так понятно.
“А мы что – не герои?” – скорее всего подумают наши уважаемые читатели со стажем, не покинувшие школу.
(Замечание в скобках. Шепотом.
Ну конечно, герои. Но вы представьте себе, что испытывает человек, впервые попавший на поле боя. Ему рассказывали всякие ужасы, пугали и советовали держаться подальше. А он или она (скорее всего даже она) все-таки пришли и стали в строй. Но внутренне, про себя, они ведь ожидают того самого страшного и ужасного, о котором их предупреждали родные и близкие.
Вот новичок приходит в класс, какие ваши действия? Прежде всего поддержать, вселить уверенность, дать понять, что его ждали и ему рады.
Поэтому, конечно, – все герои. Но вы-то уже себя героями чувствуете, что бы там ни писали газеты. А новичок – он еще не знает, как к нему относятся. Поэтому давайте вместе скажем ему или ей (скорее всего, конечно, ей):
– Здравствуй, герой.)
Итак:
– Здравствуй, герой. Наконец ты пришел к нам, здравствуй.
Ты знаешь, время сейчас такое, что никто не научит тебя, как себя вести правильно и по каким ориентирам работать.
Была слабая надежда на августовские совещания, но они прошли как обычный партхозактив, хоть иногда и с применением Интернета.
Обычное для кабинетного междусобойчика: бу-бу, бу-бу-бу.
Про двенадцатилетку приказано больше молчать, чем говорить, так что и говорить стало не о чем.
Кстати, дорогой наш герой, если тебя пугали двенадцатилеткой – не бойся. Лет на десять мы от нее отбились. По крайней мере генеральная линия на увеличение сроков обучения свернута. Концепция изменилась.
А вот то, что школа изолирована от реальной жизни, – с этим тебе придется жить.
Ну как, на самом деле, в регламенте августовского совещания педагогов предусмотреть разговор о том, в каком состоянии находится страна, и как об этом говорить с детьми?
Что, про это специальный доклад делать? А какая такая специальная установка для этого доклада? Что думает министр? Городское управление?
Ну действительно: а какая связь между реальной жизнью и задачами народного образования?
Никакой, считают шкрабы.
Шкраб – это так в двадцатые годы назывались школьные работники. До того как А.Солженицын распространил обидное словечко «образованцы», шкрабами называли зашоренных деятелей просвещения, у которых один свет в окошке – успеваемость детей и соблюдение норм и правил, предписанных минобразовскими распоряжениями. Их святая вера в непоколебимость и правоту начальнических команд заменяла им и совесть, и рефлексию, и просто человеческую жалость к детям.
Поэтому, если бы мы могли издать памятку учителю-директору-начальнику первогодке, то первым пунктом было бы: не стань шкрабом.
Не стать шкрабом трудно: во-первых, надо быть остроумным человеком с чувством юмора, не обидным для других.
А во-вторых, надо ценить ученика больше, чем программу.
Ты ведь герой, поэтому выражаться мы, герои, должны резко и категорично. Вот так, например:
– Наплевать на программу, лишь бы у детей было хорошее настроение.
Дня два назад одна девочка сказала мне:
– Папа, а почему так много плохих новостей?
Дети в постоянном ожидании неприятностей. А учитель начальной школы ведет опрос и спрашивает мальчика:
– Сколько будет дважды два?
Мальчик поднимает на него глаза и говорит:
– Учитель, мне бы ваши проблемы...
Смешно, правда?
Поэтому второе правило в нашей памятке: ищи реальное содержание.
А третье: не поддавайся начальникам.
Это правило самосохранения. Один раз станешь как все – прощай, герой. Был и сплыл.
Тебя наверняка будут пытаться сломать.
Нет, не угрозами, не давлением, наоборот.
Позовут в кабинет, скажут: «Аркадьич, слышь, Аркадьич, да мы с тобой горы свернем, Аркадьич. Приходи ко мне в любой момент – все подпишем, любую бумагу, все уладим, все вопросы порешаем. Но ты только, знаешь, Аркадьич, не высовывайся, прежде чем что-то сделать – приди посоветуйся. И мы с тобой найдем общий язык, не сомневайся, Аркадьич!» И все – коготок увяз, всей птичке пропасть.
Четвертое: будь независимым.
Они поэтому и платят мало, чтобы можно было унижать.
Отсюда пятое правило: не работай за гроши.
Есть учредители, есть родители, есть попечительские советы, есть масса способов обеспечить учителя деньгами. Все, кто утверждает, что нет денег в стране на учителя, врут. Убеди своих коллег, что надо не митинговать, не бастовать, а добиваться заключения нормального контракта. Конечно, страшно так выступать, но ведь мы же герои! Это, знаешь, трудная работа. Но благородная, потому что дети уважают достойных.
И последнее, шестое: не таись.
Ну что, герой, пока.
Бери свои цветы, подаренные тебе на первой в твоей жизни учительско-директорско-начальнической школьной линейке, и иди домой. Там уже и стол накрыт.
– Ну, за первый день!

Александр Адамский

Ваше мнение

Мы будем благодарны, если Вы найдете время высказать свое мнение о данной статье, свое впечатление от нее. Спасибо.

"Первое сентября"