Главная страница ИД «Первого сентября»Главная страница газеты «Первое сентября»Содержание №59/2000

Вторая тетрадь. Школьное дело

Любовь КУШНИР:
«На местах необходимо создание
общественных организаций, защищающих права детей»

Первое сентября – традиционный повод для умильного сюсюканья про «день знаний», «первый раз в первый класс» и т.д. и т.п. Чиновники организованной толпой идут на уроки, чтобы заученно говорить приевшиеся банальности, по телевизору – стереотипная картинка: нарядные мальчики и девочки несут в школу букеты осенних цветов. И как-то неудобно вспоминать в такой день о том, что в России есть много детей, которые сегодня в школу вообще не пойдут или пойдут без радости в душе, цветов и новых ранцев, со слезами на глазах. Потому что этим ребятам не повезло: они оказались никому или почти никому не нужны. Дети-сироты, бездомные дети, дети-инвалиды, дети-заключенные, дети, систематически подвергающиеся насилию в семье, – вот далеко не полный список тех, кто остался за бортом общенационального ликования. Сейчас эта растущая проблема все в большей степени начинает беспокоить региональное образовательное начальство, оттесняя на второй план споры о нормативах, стандартах, вариативности и т.д. В рамках эксперимента, проводимого Министерством труда и социального развития при поддержке Детского фонда ООН ЮНИСЕФ, в Новгородской, Волгоградской, Калужской областях, Санкт-Петербурге и Екатеринбурге введены посты уполномоченного по правам детей. Однако решить проблему без привлечения общественности, неправительственных организаций едва ли удастся. О своем опыте работы с регионами и своих наблюдениях рассказывает исполнительный директор программы «Право ребенка» Российского исследовательского центра по правам человека Любовь КУШНИР.

Когда в 1996 г. была создана программа «Право ребенка», мы рассчитывали, что объектом нашей деятельности будет Москва и Московская область. Но постепенно стало очевидно, что замыкаться только на этом невозможно, и мы стали шаг за шагом выходить на регионы. Через Московскую Хельсинкскую группу, которая является одним из учредителей нашей программы, мы разослали в региональные правозащитные организации – общим числом около тридцати – наш пакет документов: к тому времени у нас уже были подготовлены материалы, касающиеся введения в Российской Федерации системы общественного контроля за соблюдением прав детей, первоочередных мер по защите детства. В итоге у нас установились контакты в разных регионах России. Обнаружив наличие определенного информационного вакуума, мы решили: главная задача на сегодня – создание на местах действующих организаций, занимающихся защитой прав детей, и налаживание системы информационного обеспечения их деятельности. Это остается нашей стратегической целью и поныне.

Сиротой нужно быть в Самаре

Самарская область – это пока единственный регион, где реализуется принцип права ребенка на семью, что является также одной из задач нашей программы. Ведь не секрет, что содержание в учреждении искажает психику ребенка, его развитие является неполноценным. А между тем сейчас в России 220 тысяч детей живут в госучреждениях, и число это неуклонно растет. И только в Самарской области начали эффективно развивать институт замещающих приемных семей и закрывать дома ребенка и детские дома. Именно поэтому мы поехали «на учебу» в Самарскую область.
Мы встречались там с председателем Комитета по делам материнства и детства Галиной Гусаровой, посетили большое количество реабилитационных центров, приютов, приемных семей, досконально изучили их документы. И поняли: опыт Самарской области надо пропагандировать! После нашей поездки в «Новых Известиях» появилась огромная статья: «Если быть сиротой, то в Самаре, а не в Москве», вызвавшая гневную реакцию в Московском комитете образования.
В чем уникальность самарского опыта? Там смогли преодолеть межведомственную разобщенность, и создали Комитет по делам материнства и детства – орган, который аккумулирует и распределяет бюджетные ассигнования на решение проблем детства и таким образом координирует работу других ведомств – Главного управления образования, соцзащиты и т.д. А в Москве и большинстве других регионов семейным устройством детей-сирот по-прежнему занимаются маломощные органы опеки и попечительства.
Самарское областное руководство пересмотрело социальную политику в отношении сирот и отдало приоритет семейному устройству детей. Если раньше при очереди на внутрироссийское усыновление в 800 человек усыновлялось 30 детей в год, то после проведенной в регионе реформы в первый же год было усыновлено 700 детей, в первые четыре года – свыше 4 тысяч детей. Усыновлено российскими гражданами! Средства, которые высвобождаются за счет экономии, направляются на обучение специалистов, открытие реабилитационных центров, издание методической литературы и т.д.
Администрация области серьезно озаботилась реализацией постановления Правительства РФ о приемной семье. Она разработала и приняла региональный закон о приемной семье, создав тем самым правовое поле для реформы, и начала активнейшим образом работать по созданию приемных семей, подготовке приемных родителей, устройству детей в такие семьи. За последние несколько лет в Самаре издана масса литературы по этому вопросу, огромное внимание уделяется именно обучению родителей – говорить о погоне за «валом» тут не приходится. Итог: сейчас количество приемных семей в Самарской области превышает тысячу, а в других регионах счет до сих пор идет на единицы, в Москве – девять или десять… Но при этом, повторю, работа организована очень четко и ответственно: продумано, где ребенок пройдет реабилитацию перед отправкой в приемную семью, как ему будут оказывать помощь специалисты…
В каждом районе Самарской области открыт центр помощи семье, занимающийся прежде всего профилактической и реабилитационной работой по предотвращению социального сиротства, в каждом районе – социальные приюты для детей, патронатные семьи. Ничего подобного в Москве пока нет.
И как результат: уже оказалось возможным закрыть несколько домов ребенка и младшие группы в детских домах.

Новгородский проект

С Новгородской областью у нас также сложились весьма тесные отношения, но направление работы здесь несколько иное. Хорошо изучив материалы всероссийской конференции «Сироты России. Проблемы, надежды, будущее» (1993 г.), опыт Самары и опыт московского детского дома № 19, возглавляемого Марией Феликсовной Терновской, мы вышли с предложениями к главе администрации области Михаилу Прусаку.
Суть опыта Терновской: воспитанник детдома содержится не в стенах учреждения, а в патронатной семье. В детдоме № 19 есть специальная служба, которая занимается подыскиванием желающих взять на воспитание ребенка; затем кандидаты проходят курс обучения в детдоме от двух до четырех месяцев (из тридцати человек в группе к концу курса обычно остается около десяти!) и получают ребенка, предварительно прошедшего курс реабилитации в самом детдоме. Таким образом, поступающие в детдом дети там надолго не задерживаются: их готовят для передачи в семью, одновременно готовят семью, которая их примет. Приемные родители зачисляются в штат детдома в качестве воспитателей, они постоянно поддерживают связь с этим учреждением, получают грамотную помощь специалистов – педагогов, психологов, медиков, составляют план работы, отчитываются… А воспитанник детдома живет в обычной семье, учится в обычной школе, наблюдается в обычной поликлинике – словом, живет жизнью домашнего ребенка.
Работа детдома № 19 осуществляется во взаимодействии с международной организацией «Христианская солидарность» при поддержке Министерства образования РФ и префектуры Центрального округа Москвы. Формально этот опыт поддерживался Московским комитетом образования, поскольку это можно было выдавать за «инновационное решение» и показывать в качестве парадной вывески, но в то же время на практике МКО всячески препятствовал и препятствует его распространению на другие учреждения того же типа: слишком уж большие деньги уходят в таком случае из системы непосредственно в семьи. Сейчас на выходе поправки к закону Москвы об органах опеки и попечительства, которые предусматривают существование патронатных семей, т.е. фактически обобщают опыт Терновской, однако весь вопрос в том, будет ли столичное правительство способствовать реальному распространению этого опыта, или же все так и останется на бумаге…
И мы решили обкатать этот вариант на Новгородчине – благо у нас сложились давние хорошие отношения с уполномоченной по правам ребенка Новгородской области Надеждой Лисицыной. Кроме того, в Старой Руссе есть детский дом «Надежда», который возглавляет Леонид Кириллов; он подробно изучил опыт Терновской и работает в этом направлении: все его дети уже устроены в семьи.
6 апреля сего года по инициативе губернатора Михаила Прусака состоялось расширенное заседание правительства области, на котором были заслушаны наши рекомендации. Была создана рабочая группа с нашим участием, в которую мы представили материалы по реформе работы органов опеки и попечительства, направленной на предотвращение социального сиротства и перевод детей из учреждений в приемные (патронатные) семьи. В мае рабочая группа представила свои предложения в администрацию области и в областную Думу. 24 мая в Думе прошли слушания по этим предложениям и было решено к 1 августа внести проекты соответствующих законов. Наши предложения были включены также в программу «Дети Новгородчины в 2001–2003 гг.».
Началось движение и в городе Боровичи: там при доме ребенка, который возглавляет Михаил Айрумян, совместно с Ассоциацией детских психиатров и психологов создана служба профилактики отказов от ребенка. Мы надеемся, что результаты будут и количество брошенных детей сократится.

Кубанский вариант

Когда я была в Белореченском районе Краснодарского края, глава администрации рассказал, что у них зарегистрировано семьдесят общественных организаций, но при этом ни одна из них не занимается детьми. Отдел опеки там работает вполне профессионально, но пока решалась судьба ребенка, лишенного родительского попечения, его много месяцев содержали в больнице! В итоге у нас родилась идея создания центра по защите прав ребенка в Белореченском районе.
Начались встречи с работниками образования, социальными педагогами. И было видно: люди понимают, что надо что-то делать, но не знают как. Мы тогда написали проект «Создание правозащитной службы для детей в Краснодарском крае», подали его в швейцарскую ассоциацию «Дорога свободы», получили от правительства Швейцарии финансирование – и началась работа по проекту, которая идет уже около года: поездки, посещение сиротских учреждений, встречи с должностными лицами, специалистами. Вначале нужно было убедить чиновников в необходимости элементарного наведения порядка в этой сфере: один из руководителей службы соцзащиты честно признался, что «как-то у нас проблемы детства выпали из поля зрения».
При нашем содействии на Кубани был создан региональный правозащитный центр «Мир детства». Его сотрудники разработали проект, направленный на преодоление межнациональной разобщенности среди детей. Ведь сейчас на юге России сложилась очень сложная ситуация: огромное количество беженцев и переселенцев с Северного Кавказа, казачество к мигрантам относится резко отрицательно, вражда выливается в драки и поножовщину, а дети все это видят! Проект выиграл конкурс фонда «Гражданское общество», и на полученные средства наши коллеги создали летний лагерь, в котором отдыхали вместе дети из малообеспеченных семей разных национальностей. К сотрудничеству привлечены национальные общины, лучшие педагоги района. Как результат предполагается обобщение опыта работы в многонациональном детском коллективе и издание методических материалов: потом можно будет учить учителей, распространив брошюрку в каждую школу Белореченского района.
В апреле этого года мы собрали большой семинар на 90 человек: представители всего района, начиная с администрации, представители общественных организаций – детской правозащитной «Школы мира» из Новороссийска, реабилитационного центра для детей-инвалидов из Майкопа, «Кубанской семьи» из Краснодара, инициативных групп из Ставрополя, Армавира – Белореченск стал своего рода зональным центром по охране прав детей на юге России! Мы привезли большое количество материалов, литературы – все это было так востребовано, что свидетельствовало о самом настоящем информационном голоде. Помимо собственно учебы значимость семинара заключалась и в том, что приглашенные представители общественных организаций познакомились друг с другом, установили деловые контакты. Осенью должен состояться следующий семинар.
Осенью 1999 г. мы существенно помогли «Школе мира» в разработке проекта закона Краснодарского края «О гарантиях прав ребенка». Сейчас этот модельный закон разработан, они проделали колоссальную пропагандистскую работу, и в итоге проект предоставлен в администрацию области и в областную Думу.

Проснись, столица!..

Конечно, дети-сироты в Москве гораздо лучше обеспечены материально, нежели в других регионах. Вместе с тем и к столичным детским домам немало претензий: к нам в правозащитную службу поступает много устных и письменных жалоб на жестокое и унизительное обращение, на некачественное образование, на очень плохую подготовку детей к самостоятельной жизни, социализации, на нарушение жилищных прав выпускников детских домов, финансовые нарушения, откровенное воровство гуманитарной помощи. Мы неоднократно обращались в прокуратуру, освещали эти проблемы в средствах массовой информации… И, самое главное, совершенно игнорируется в столице развитие системы приемных семей: их в Москве не более десяти, и эти немногие не ощущают должной поддержки властей. И это при том, что в городе свыше десяти тысяч социальных сирот!
Нам известно резко негативное отношение Московского комитета образования и лично заместителя председателя МКО Любови Селявиной к постановлению Правительства РФ о приемных семьях. Я усматриваю в этом откровенное нежелание чиновников поступаться значительными бюджетными ассигнованиями на содержание детских домов и интернатов и считаю, что лица, отвечающие за реализацию прав детей в Москве, должны нести за это ответственность. Приведу в пример лишь один вопиющий факт, по которому мы неоднократно обращались в правительство Москвы: два года (!) семья Волгиных не может оформить статус приемной семьи – при том что семья существует уже несколько лет и дает прекрасные результаты. Их на руках надо носить, показывать по телевизору и кричать: «Люди, учитесь, как надо!» – а им отказывают по надуманным предлогам. Это не случайность – это политика…


Ваше мнение

Мы будем благодарны, если Вы найдете время высказать свое мнение о данной статье, свое впечатление от нее. Спасибо.

"Первое сентября"