Главная страница ИД «Первого сентября»Главная страница газеты «Первое сентября»Содержание №59/2000

Вторая тетрадь. Школьное дело

Юрий СЕРДИТОВ:
«Больше всего меня беспокоит проблема психического давления на ребенка»

Нефтедобывающие регионы России часто воспринимаются обыденным сознанием как своего рода оазисы благополучия. Этот имидж нередко сознательно культивируется местной администрацией: что ни говори, а в чиновниках еще сильны показушные традиции. Начальник Управления образования администрации города Тюмени Юрий СЕРДИТОВ не относится к этой категории руководителей: он не прибедняется, но и не рисует перед собеседником идиллические картины. Сегодня Юрий Георгиевич – гость приложения «Региональное образование».

– Юрий Георгиевич, с чем входит образование Тюмени в новый учебный год?

– В настоящее время в городе функционируют 283 муниципальных образовательных учреждения: 109 детских садов, 97 школ, 13 внешкольных учреждений (в том числе четыре детские спортивные школы, два приюта), четыре детских дома, три УПК, педагогический колледж № 2. В Тюмени сложилась достаточно целостная система из 38 инновационных образовательных учреждений, постепенно заполняющих все педагогические ниши образовательного поля города. В частности, получило дальнейшее развитие элитарное направление образования: сейчас у нас десять гимназий, три лицея. Развивается гуманистическое направление в образовании: школа свободного развития, школа творческого развития, в своей деятельности использующие принципы вальдорфской педагогики, а также школы, осваивающие идеи Монтессори и Амонашвили. Последнее обстоятельство меня особенно радует: если еще два года назад в основном развивались педагогические системы, ориентированные на знаниевые качества учащихся, жесткое деление детей на «умных» и «средних», то сейчас школы все чаще обращаются к целостной личности ребенка, стремятся развивать его творческие способности.
На мой взгляд, Тюмень располагает достаточным потенциалом и для развития детей в свободное от уроков время. Школьникам города предоставлена возможность заниматься в учреждениях областного подчинения: станциях юных техников, натуралистов, туристов, посещать театры кукол и драмы, филармонию, музеи, картинную галерею. В городе удалось сохранить сеть подростковых клубов по месту жительства, наблюдается даже повышение их активности, стремление учреждений дополнительного образования к поиску способов не только сохранения, но и развития.
Однако образовательные потребности ряда микрорайонов удовлетворяются не полностью, качество образования и его результаты в отдельных учебных заведениях нельзя признать вполне удовлетворительными.

– Сейчас про качество образования и управление качеством образования говорят все кому не лень, подчас не вполне отдавая себе отчет, что же это такое. А как понимают качество образования в Тюмени?

– На мой взгляд, серьезной ошибкой является отождествление качества образования с качеством знаний, а в конечном счете – с успеваемостью. Качество образования понимается нами как категория, определяющая состояние и результативность процесса образования, его соответствие потребностям и ожиданиям общества, иначе говоря, социальному заказу. Реальное качество образования определяется степенью совпадения образовательных целей и полученных результатов.
Призыв к управлению качеством отражает реалии, если так можно выразиться, постинновационного периода нашего образования. Он вовсе не означает отказа от инноваций, он означает только отказ от поверхностных и неглубоких начинаний, от спекуляций и прожектерства. Инновации необходимо упорядочить, ввести в социально востребованную гармонизированную систему. Именно ориентация на заранее прогнозируемый результат, на программу его поэтапного достижения определяет необходимость программно-целевого управления образованием.

– И как у вас обстоят дела с программно-целевым управлением?

– Программа развития образования города Тюмени в 1994 году была первой целевой программой в городе. Собственно, взаимодействие образования с другими ведомствами было всегда: все мы прошли через школу-центр воспитательной работы в микрорайоне и т.п. Но после распада в начале 90-х годов структур, которые объединяли усилия различных ведомств, работающих на школу, образовалась некоторая пустота. В связи с этим мы попытались упорядочить внутренние и внешние связи системы образования, создать единое образовательное пространство, включающее в себя специальные образовательные институты, органы социальной защиты, учреждения культуры, здравоохранения, общественные организации, фонды, неформальные структуры, средства массовой информации и т.д. Предполагалось, что эта программа должна носить межведомственный характер и быть основана на принципе педагогического центризма.
В 1997 году мы по собственной инициативе вынесли программу на обсуждение в городской Думе для ее корректировки. Главная неудовлетворенность у нас была в том, что она хотя и носила межведомственный характер, но фактически оставалась отраслевой. После этого были предприняты новые попытки скоординировать действия с другими отраслями, создан координационный совет под моим председательством, разработаны мероприятия, но эффективность этой работы оставляла желать лучшего.
За последние два года ситуация существенно изменилась в лучшую сторону: практически все отрасли перешли на программно-целевое управление. Органами местного самоуправления разработаны единые требования к целевым программам. Положение о них утверждено в городской Думе, все программы в городе утверждаются в Думе, обязательным требованием является межотраслевое согласование. В рамках целевых программ мы сотрудничаем с управлениями и комитетами ГО и ЧС, экологии, здравоохранения, физкультуры и спорта, молодежной политики и т.д. Уже разработана межведомственная целевая программа «Молодежь Тюмени». Ряд принимаемых решений проводим в жизнь совместными приказами.

– Но выполнением своей программы вы удовлетворены?

– Общий итог выполнения программы оцениваю положительно, прежде всего в сфере развития и упорядочения инновационных процессов, отработки связей школа – вуз. Кстати, поступление тюменских школьников в вузы в абсолютных цифрах не снижается, в процентах – около 50–60. Не снижается и количество поступающих на бюджетной набор. Мы проводим также муниципальный набор на педагогические специальности. В городе действует система надбавок учителям и руководителям школ, участвующим в инновационном процессе (20–30%), есть свой экспертный совет, который возглавляет академик Загвязинский.

– Нередко приходится слышать, что участие в инновационном процессе губительно сказывается на здоровье школьников…

– Мы очень внимательно просматриваем учебные планы школ на предмет перегрузок учащихся, а школьные уставы – на предмет положений, нарушающих права ребенка. Вместе с тем сама проблема охраны здоровья сейчас выходит на первый план в деятельности учебных заведений: абсолютное большинство детей имеют отклонения в здоровье, а свыше 30% страдают хроническими заболеваниями. Между тем весь режим работы, объем учебных программ, требования стандартов рассчитаны на здорового ребенка. Их прямолинейное применение усугубляет положение со здоровьем подрастающего поколения.
Сейчас ряд образовательных учреждений – школы № 70, 57,80, 63, дошкольные учреждения № 83, 156, 10, центр развития ребенка «Радость», детские реабилитационные центры «Крепыш» и «Успех» – проводят большую работу по валеологизации учебного процесса, освоению здоровьесберегающих технологий. В ближайшее время предполагается создание комплексной, межведомственной программы «Здоровье школьников Тюмени».

– Подобные программы часто страдают одним недостатком: они ориентированы прежде всего на укрепление физического здоровья, закаливание и т.п. О психическом здоровье детей их составители часто забывают.

– Если бы вы спросили, какая проблема беспокоит меня сейчас в наибольшей степени, я бы ответил: психическое давление на ребенка. Меня очень настораживает, что во многих вполне благополучных школах вполне благополучные дети, когда их о чем-то спрашиваешь, явно боятся что-то сказать. Настораживает, что боятся родители: к нам очень мало обращений. Молчат учителя – боятся директоров. Мы сейчас ввели несколько штатных должностей специалистов по охране прав детей. Они будут заниматься незаконными исключениями из школ, конфликтными ситуациями; организуем дежурство на телефоне доверия.
Мне кажется, что корни проблемы заключаются не в особенностях учебного процесса в инновационных учебных заведениях, а в приниженном положении учителя. Почему у нас так упорно размер учительской зарплаты определяется минимальным размером оплаты труда – почему не прожиточным минимумом? Ведь у всех чиновников, начиная со столицы и кончая сельсоветом, зарплата привязана именно к прожиточному минимуму. В Тюмени сейчас этот уровень составляет 1700 рублей, а средняя учительская зарплата по городу – 1141 рубль. И это при средней нагрузке в 27,5 часа! Вот у некоторых педагогов, задавленных бытовыми проблемами, и появляется искушение отыграться на детях…

– Кстати, а какова в целом ситуация с укомплектованностью школ города педагогическими кадрами?

– Отток учителей и воспитателей продолжает сохраняться. Так, на начало текущего учебного года в школах города недоставало 224 педагога-предметника, 10,5% работающих педагогов – пенсионеры по возрасту. Больше всего не хватает учителей английского языка, математики, физики, русского языка.
Демографическая ситуация в стране не обошла стороной и наш город. Так, если с 1994 по 1999 год наблюдался резкий прирост количества учащихся (на 19 тысяч), то в ближайшей перспективе ситуация будет меняться в обратную сторону. Последующие 5–7 лет ожидается резкое снижение количества учащихся на 20 тысяч, что составляет около 25% обучающихся ныне школьников. Последние два года в Тюмени уже идет сокращение притока детей в первые классы, причем настолько, что возникла проблема трудоустройства учителей начальных классов. В прошлом году пришлось прекратить прием в городской педколледж № 2. В этом году мы будем делать набор, но уже с дополнительной специализацией по коррекционной педагогике.

– Перейдем к экономическим вопросам: сколько весит бюджет образования нефтяной столицы России?

– Доля финансирования образования в бюджете города за последние годы возросла с 21% до 26%. Но ситуация остается сложной: Тюмень является донором областного бюджета, и доля налогов, которые остаются в городской казне, постоянно сокращается. И хотя в абсолютных показателях расходы на образование тоже растут, но, если учесть инфляцию и последнее повышение зарплаты, картина выходит довольно грустная. Мы сейчас полностью финансируем зарплату и «коммуналку», постоянно просим родителей помочь в ремонте… К сожалению, схема финансирования образовательных учреждений у нас ненормальная: есть примерные нормативы, в которые заложено соотношение зарплаты и расходов на содержание учреждений, но выполняются они далеко не полностью и на текущие расходы средств остается крайне мало.

– Насколько мне известно, Тюмень сейчас переходит на расчеты через систему казначейства, в то время как область не торопится пойти по этому пути.

– Решение о переходе на расчеты через казначейство принял глава города. Это, безусловно, усложнит жизнь школ. Интересно, в Минфине, где готовили Бюджетный кодекс, кто-нибудь читал Закон “Об образовании”? Ведь тот Бюджетный кодекс, который вступил в силу с 1 января 2000 года, поставил нас в очень сложную ситуацию. И сегодня жизнь заставляет переходить на крайне жесткую систему не только распределения, но и отслеживания расходования бюджетных средств. Я не думаю, что это нормальная ситуация. Другое дело, если бы полноценный норматив выполнялся в полном объеме, – тогда не было бы нужды перебрасывать деньги со статьи на статью, маневрировать, выкручиваться. Помните, в конце восьмидесятых – начале девяностых говорили о переходе школ на новый хозяйственный механизм? Новый Бюджетный кодекс на этом переходе поставил жирный крест. Конечно, контроль должен быть, но грамотный, квалифицированный, а не тормозящий развитие.

Беседовал Сергей ПОЛЯКОВ


Ваше мнение

Мы будем благодарны, если Вы найдете время высказать свое мнение о данной статье, свое впечатление от нее. Спасибо.

"Первое сентября"