Главная страница ИД «Первого сентября»Главная страница газеты «Первое сентября»Содержание №59/2000

Первая тетрадь. Политика образования

Александр АДАМСКИЙ

“Сам уйдешь или тебя сократить?”

Кажется, чиновничья система делает все, чтобы в школе осталось как можно меньше учителей пока школа не начнет говорить с ребенком о реальной жизни

Почему-то у меня было ощущение, что особо остро кадровый вопрос в школе не стоит. Тем более что и Минобразования так озабочено не дефицитом кадров, а тем, как бы занять учителей в связи с уменьшением учеников в классах.
Математика, русский язык и даже иностранный – все как-то преподается, уроки даются. Но, оказывается, так дело обстоит только в тех школах, где учителей привлекает творческий характер работы: там даже мужчины-учителя есть.
За последнюю неделю вдруг стали звонить коллеги из других изданий и спрашивать: “А правда, что резко обострилась ситуация с кадрами в школе?” А затем “Аргументы и факты” опубликовали таблицу нехватки учителей по Москве. Учитывая, что Москва – самый благополучный регион в отношении учительской зарплаты, можно сделать вывод: уж если в столице возникла напряженность, то назревает острый кризис.
Оказывается, закончилось не только терпение, закончилась физическая возможность выживать семьям на учительскую зарплату. И, конечно, лето – самый подходящий момент, чтобы покинуть школу. Никто не имеет права осуждать бывших учителей. Никто не имеет права предъявлять претензии или, например, обвинять в дезертирстве тех, кто покидает школу. У каждого человека есть право на профессиональное и жизненное самоопределение. И когда говорят о выпускниках педагогического вуза, что они пришли все как один в школу – всем понятно, что это, во-первых, неправда, а во-вторых, здесь нечем гордиться. Потому что тысячи молодых людей обрекли себя на нищенское существование, а мы же еще считаем это достижением.
А на самом деле российское педагогическое образование хорошо тем, что позволяет человеку встроиться практически в любую область деятельности, в любую профессию, вести бизнес, управлять людьми, быть чиновником, или фермером, или торговать, или работать на земле. И чем больше возможностей появляется у человека после окончания педагогического вуза, тем выше качество полученного образования. Этим и стоит гордиться! А лозунг о том, что нам удалось привлечь в школу много молодых специалистов, – ложный. Он на самом деле звучит так: “Нам удалось заманить в школу молодежь”.
Кстати, есть надежные способы обеспечить кадрами школу.
Первый, в наших условиях очень эффективный, – засчитывать работу в школе как службу в армии. Альтернативная служба для выпускников вузов. Одним этим шагом мы не только ликвидируем дефицит учителей, но и создадим конкурс молодых мужчин, желающих с 22–23 лет работать в школе как минимум 4–5 лет.
Но только ни за что нашему невлиятельному министерству не победить генералов Минобороны и не заставить Госдуму принять такую поправку к Закону “О военной службе и военной обязанности”. Куда там! Каждый чих Минобороны, да даже и военкоматов, воспринимается образованческим начальством как команда к действию. Дело дошло до такой степени неуважения генералов к образованию, что на парламентские слушания по 12-летке от имени Минобороны пришел не министр (хотя один из базовых докладов делал наш министр В.Филиппов и вопрос, связанный с армией, был ключевым), даже не его зам (хотя слушания вела вице-спикер Госдумы Ирина Хакамада), даже не генерал (хотя среди организаторов и выступающих были представители ведущих политических сил России: Борис Немцов, Иван Мельников), нет, к образованцам прислали полковника В.Кожушко, начальника отдела призыва и комплектования. Так что первый вариант очень эффективный во всех отношениях, но нереальный.
Второй вариант менее эффективен, но выгоден финансово. Он состоит в том, чтобы отдавать образовательные кредиты, которые теперь выдает сбербанк, не деньгами, а отрабатывать их двумя-тремя годами работы в школе, а государство в таком случае будет брать на себя долговые обязательства.
Банки не пострадают – они все равно свои деньги получат обратно, зато государство выиграет, потратив деньги на возврат кредита, ведь иначе оно вынуждено будет тратить неизмеримо больше из-за нехватки учителей.
...Но есть такой анекдот. Два молодых клоуна пришли к ветерану цирка и показали ему свой новый номер. Ветеран внимательно все посмотрел и сказал: “Неплохой номер, но вот там, где ты, Бим, бьешь Бома палкой по голове, – для нашего цирка это слишком тонко”.
Так и с моими предложениями. Представляю себе выражение лица ответственного работника: неплохо-неплохо, но... для нашего цирка слишком тонко.
А что же не “тонко”?
Вот на моем столе две бумаги – свидетельства того, как ответственные товарищи борются с дефицитом кадров. По понятным причинам не называю регион и никаких фамилий – уже были случаи грубого притеснения чиновниками наших корреспондентов-учителей. Цитирую: “Директор школы, служебное письмо. Экономическая служба Централизованной бухгалтерии... уведомляет вас о допущении перерасхода фонда заработной платы по итогам первого полугодия 2000 года в сумме 39,0 тыс. рублей. К концу 2000 года (прогноз) сумма перерасхода ФЗП составит 78,2 тыс. рублей”.
Прервем цитирование и сделаем необходимые пояснения.
Вот есть школа, очень хорошая школа, и даже эта школа – Федеральная экспериментальная площадка (все равно ее вычислят, так что семь бед – один ответ). Этой школе предписано провести сокращение кадров, чтобы уменьшить фонд заработной платы.
Предписано сократить 15 штатных единиц:

заместитель директора – 1;
методист – 2;
педагог-психолог – 5;
концертмейстер – 1;
аккомпаниатор – 1;
лаборант – 1;
секретарь-машинистка – 1;
завхоз – 1;
кассир – 1;
гардеробщик – 1.

Все сокращения надо провести с 1 сентября. Забегая вперед, скажу, что директор отказался увольнять своих людей и теперь ему грозит быть самому уволенным, потому что – пенсионный возраст и постоянные конфликты с руководством.
Кстати, интересны причины перерасхода:

1. Ввод ставки зам. директора по социальной защите – перерасход на 10,5 тыс. рублей.
2. Увеличение педагогических ставок 2,47 ед. – 20,8 тыс. рублей.
3. Переаттестация педагогических работников 45 ставок – 36,7 тыс. рублей.
4. Увеличение инновационных доплат – 10,2 тыс. рублей.

Годовой перерасход составляет 78,2 тыс. рублей.
Значит, что же получается? Не хватает учителей, и люди уходят из школы из-за маленькой зарплаты. С другой стороны, те, кто еще остался в школе – от психолога до гардеробщика (между прочим, немаловажная персона в школе), – на них денег тоже не хватает, их надо сократить.
Заметим при этом, что сокращения происходят в инновационной школе, экспериментальный статус которой признан на федеральном уровне.
– Какой же вывод сделает автор из всего этого? – может спросить уважаемый читатель.
Вывод в том, что система настроена на уменьшение численности учителей. Системе выгодно уменьшение численности учителей – оценка качества ее деятельности никак не связана с образовательным результатом, системе выгоден дефицит кадров – меньше надо тратить денег, система выдавливает лишних, она не заинтересована в развитии, в повышении качества.
Система как бы спрашивает учителя:
– Сам уйдешь или тебя сократить?
1 сентября в школы, конечно, придут новые учителя. Что бы ни происходило, а учителя идут в школу.
Их ждут дети и коллеги и не ждут начальники и отцы-учредители.
Ну что с ними делать? Пожалейте их, ибо не ведают, что творят..


Ваше мнение

Мы будем благодарны, если Вы найдете время высказать свое мнение о данной статье, свое впечатление от нее. Спасибо.

"Первое сентября"