Главная страница ИД «Первого сентября»Главная страница газеты «Первое сентября»Содержание №26/2000

Третья тетрадь. Детный мир

Марина НИКОНОВА

Универсальный рецепт яичницы по-бургундски

Чтобы чему-либо научиться, необходимы добрая воля и желание, а если этих условий нет, никакие “надо” и “должен” не помогут

Ну почему дети мечтают поскорее вырасти? Может, им кажется, что тогда наступит та долгожданная пора, когда можно будет наконец делать только то, что хочется, а чего не хочется – не делать? И не оттого ли, что мы так неумелы, детство им кажется временем скучным, полным однообразного труда и бессмысленных обязанностей?

– Ну кто же так режет лук, милочка?! – восклицала она всякий раз, когда видела у меня в руках луковицу. И, достав из ящика новую – так как моя, по ее мнению, была непоправимо испорчена, – опять все начинала сначала.

Ни за что нельзя, говорила она, отрезать у луковицы хвостик, потому что тогда ее очень неудобно шинковать. И хотя умом я это понимала, всякий раз упрямо отрезала именно хвостик. И опять наука не шла впрок, а в ушах вечно звучало недовольное “милочка” и дурацкое “шинковать”.

Вот, собственно, и вся история – ничего особенного. Но двадцать лет прошло с тех пор, а я всякий раз, собираясь чистить лук, с вызовом отрезаю хвост, будто говоря: “А мне так нравится!” И есть в этом что-то очень важное, касающееся учебы вообще и взаимоотношений с детьми в частности.

Обычно взрослый, имея дело с ребенком, рассуждает так: он маленький, ничего не умеет, сейчас я его научу, что в общем-то верно и логично. Ошибочными чаще всего оказываются именно способы достижения этой благой цели. Ведь ребенок скорее всего заупрямится, начнет спорить, так что многим сразу захочется применить силу и заставить его следовать родительскому совету. Сколько благих намерений разбито на этом пути, сколько отношений испорчено столь нелепо! Взаимными обидами, бесчисленными обвинениями, навязчивыми и неизбывными, или абсолютным безразличием друг к другу вымощен этот безрадостный путь. А опасность свернуть на него есть всегда, независимо от того, сколько нашим детям – месяц, год, девять или тридцать четыре. И не важно, чему мы в этот момент пытаемся их учить: застегивать пуговицу, клеить картонную коробку, мыть редиску, читать Пушкина, уважать бабушку или решать тригонометрические уравнения.

Для того чтобы чему-то научиться, необходимы добрая воля и желание. А если нет этих универсальных условий, то никакие “надо” и “должен” скорее всего не помогут.

Но как же тогда их учить, если не заставлять? Вряд ли есть точный ответ на этот вопрос. И не потому, что его нет вообще, а потому, что одного учит одно, другого – другое, третий научится сам, а четвертому поможет случай.

Как-то в далеком городе Уренгое на тесной коммунальной кухне редакционного общежития, где все короткое северное лето жильцы друг с другом не разговаривали по причине глупой ссоры и неохоты мириться первыми, я раза два приготовила яичницу по-бургундски, рецепт которой вычитала в английской пьесе. Из куска черного хлеба аккуратно вырезала квадратную серединку, вылила туда яйцо и обжарила с двух сторон. А когда год спустя опять оказалась в том же самом общежитии, где сменились все без исключения обитатели, увидела, что они частенько жарили себе на завтрак яичницу по-бургундски. Вероятно, это и есть тот самый случай, который часто учит детей тому, чему не удается научить их сознательно. И сколько, оказывается, умений приходит к нам вот так, невзначай, благодаря счастливому стечению обстоятельств, когда мы думать-то не думали учиться, а потом вдруг умеем – и все тут.

А взрослым почему-то всегда очень хочется знать результат: умеет ли уже ребенок или еще нет и когда научится. Из этого спешат делать выводы и строить далеко идущие предположения о его характере, способностях и будущем. И даже не догадываются о том, что он давно все знает, только вот возможности продемонстрировать умение никак не представляется. Или не хочет показывать, стесняется – мало ли что. И опять главным оказывается не то, что ребенок умеет или не умеет, а то, как мы к этому относимся: готовы ли ждать, верить в лучшее и быть доброжелателями, а не строгими критиками. Видимо, ему больше всего нужны изобретательность и терпение взрослого, потихоньку делающего свое дело. Потому что несть числа грустным историям о том, как у мамы, умницы и рукодельницы, дочь не умеет нитку вдеть в иголку, у отца – мастера на все руки – сын ленив по убеждению. Вряд ли родители не учили своих детей тому, что умеют сами; скорее всего учили изо всех сил, да так и не научили. Не сумели, а винят в том детей.

Наши резкие суждения и даже самая заслуженная критика таят для ребенка еще и опасность формирования бессознательных комплексов, когда он в самом начале какого-то нового дела будет автоматически решать, что оно ему не под силу, и отказываться от самой возможности учиться и пробовать, боясь неудачи, собственной неловкости, провала, насмешки одноклассников, родительской критики.

И нужны всякий раз уловки, игра, чтобы заинтриговать, увлечь ребенка, дойти вместе с ним до того самого места, когда уже нет пути назад, а только вперед. И уже почему-то не страшно идти одному.


Ваше мнение

Мы будем благодарны, если Вы найдете время высказать свое мнение о данной статье, свое впечатление от нее. Спасибо.

"Первое сентября"