Главная страница ИД «Первого сентября»Главная страница газеты «Первое сентября»Содержание №26/2000

Первая тетрадь. Политика образования

Александр АДАМСКИЙ

Образование, открытое для гражданских инициатив

В подмосковном Голицыне состоялось экспертное совещание по мегапроекту “Развитие образования в России”

Совещание проводилось после серии установочных семинаров для подавших заявки и перед завершающим этапом конкурса между 23 регионами, подавшими заявки на тендер. В результате конкурса будут отобраны пять регионов для проведения мегапроекта. В каждом регионе организуются стратегические группы и семинары научно-методической поддержки региональных проектов развития.

Остальные участники конкурса не останутся за бортом, они также будут вовлечены в мегапроект. На 2000 год для проведения конкурса и начала работы в регионах Институтом “Открытое общество” Джорджа Сороса выделен грант в 2,5 млн долларов.

Стратегия мегапроекта разработана Московским представительством Института “Открытое общество” и Институтом образовательной политики (Будапешт) во взаимодействии с Министерством образования РФ и рабочей группой Всемирного банка по российскому образованию.

После двухлетней реализации проекта в пяти регионах планируется этап продвижения программы в другие восемнадцать регионов, а затем и в следующие.

Мегапроект, таким образом, нацелен на создание модели реформирования образования в России.

Эффективные проекты устроены по общей схеме

Сегодня в российском образовании можно выделить три системных проекта – не только направленных на создание модели реформирования системы образования, но и уже эффективно действующих в этом направлении. И можно назвать три неэффективных проекта, декларирующих, но не реализующих идею развития.

К неэффективным мы бы отнесли проект создания государственных образовательных стандартов в общем среднем образовании, Федеральную программу развития образования, концепцию общего среднего образования вместе с крайне неудачно начавшейся, на наш взгляд, параллельно, а не последовательно разработкой образовательных областей и Базисного учебного плана.

При этом понятно, что наша точка зрения лишь одна из возможных, и мне очень не хочется выступать в качестве огульного критика этих проектов. Слава Богу, что сегодня вообще можно назвать системные общероссийские проекты, которые направлены на реформирование школы. В этом смысле активность министерства заслуживает всяческого одобрения. На самом деле на вопрос, идет ли в России реформа в области образования, невозможно ответить “нет”. В спорах, жестких столкновениях, дискуссиях, иногда формальных масштабных мероприятиях – но идут. И поэтому наши замечания – это скорее поиск эффективных механизмов, а не призыв остановить тот или иной проект.
Так вот, на наш взгляд, неэффективность названных проектов заключается в том, что все они имеют благородные и важные цели – провести осовременивание, модернизацию системы образования, – но содержанием и механизмом этих изменений выбрали создание в верхних эшелонах системы образования идеальной модели таких изменений и административные механизмы проведения их в жизнь.

И это отнюдь не вина руководителей: сама система потому и требует срочной модернизации, что она по-другому, иначе, чем через административные рычаги, не только не меняется, но и не управляется.

Критика Артура Левина механизмов реформирования образования

Проблема эффективного управления изменениями и поиск ресурсов для этого – мировая проблема. 13 марта этого года в американской газете “New York Times” была опубликована статья “The Soul of a New University”. Эта статья вызвала активную дискуссию в образовательном сообществе, и не только американском. Ее автор – один из самых уважаемых и известных деятелей высшего образования в США, Артур Левин, президент ведущего учительского колледжа Америки.

Я несколько раз встречался с Артуром Левином, он давал согласие на мои лекции в учительском колледже Колумбийского университета, поэтому наши встречи носили вполне административный характер, а не были светскими беседами представителей российского и американского образования. При безусловном своем авторитете в академических кругах, рафинированной образованности и широчайшем кругозоре в самых различных областях науки президент учительского колледжа Колумбийского университета – администратор и отвечает прежде всего за эффективность деятельности возглавляемой им организации. Правда, отвечает в основном перед попечительским советом, студентами и преподавателями, а лишь потом – перед чиновниками государственного аппарата.

Вот отдельные тезисы статьи Артура Левина, которые, на наш взгляд, имеют отношение к стратегии развития образования в целом, хотя говорится в них о высшей школе.

Отправная точка критики А.Левина состоит в том, что высшее образование по-прежнему рассматривается как “campus business”, а не как “knowledge business”. Одним словом, мы продолжаем вкладывать деньги в сложившиеся институциональные структуры, а не в процесс образования. Он подчеркивает, что сетевые информационные технологии открытого неформального образования становятся конкурентом не только по цене, но и по качеству. “Не может быть извинений для тех, кто продолжает писать учебники для использования на лекциях”, – пишет автор. Нужно новое поколение гибких учебных материалов, которые могут быть адаптированы клиентами.

Он приводит примеры прибыльных институтов высшего образования (слышал ли кто-нибудь о самофинансировании университета в городе Феникс?), использующих совместителей, общий дизайн учебных курсов, апробированных и одобренных не только профессурой, но и специалистами из соответствующих областей бизнеса (!).

Автор сравнивает систему высшего образования с железнодорожным транспортом. Можно улучшать вагоны до бесконечности (делать их лучшими в мире), но если не заниматься индустрией транспорта в целом, то придется проиграть.

В качестве одной из реальных перспектив он рассматривает возможность конвергенции разных организаций, производящих знания: издательств, телевидения, библиотек, музеев, университетов.

Когда я прочитал эту статью, у меня возник странный вопрос: почему руководитель одного из наиболее традиционных и успешных американских колледжей не защищает свою систему, а проблематизирует ее? Почему этого не происходит в России?

Наша проблематизация названных системных проектов реформирования общего образования следующая:

объективно ситуация такова, что система образования не воспринимает сигналов извне. Только сверху. Но именно это и является главным местом реформы. Потому что одна из целей модернизации – создание системы образования как модели гражданского общества. То есть управляемой самими участниками, вовлеченными в образовательную деятельность. Механизмом такого реформирования является не разработка идеальных моделей в верхнем эшелоне системы, а поддержка верхним уровнем инициатив, проявляющихся в каком-то очень зачаточном состоянии внизу.

Заметим: поддержка не только хорошо зарекомендовавших себя проектов, а только-только зарождающихся, еще неясных иногда даже самим авторам.

Отсюда вывод: основной ресурс реформы – поиск, оценка и поддержка инициатив учителей, директоров, школ, городов, районов и регионов. А это значит, что нужны немалые деньги, которые необходимо тратить на совершенствование механизмов такого поиска, оценки и поддержки.

Два мира, два подхода

Новая инициатива Фонда Сороса как раз и заключается в том, чтобы создавать в регионах стратегические группы, которые имели бы возможность привлечь квалифицированные кадры для поиска, оценки, поддержки и реализации инициативных проектов в области образования.

Меня особенно воодушевило то, что схема, предложенная в мегапроекте, почти в деталях похожа на схему, по которой уже пятнадцать лет работает “Эврика” в разных ипостасях: как общественное движение, свободный университет, образовательный центр и, наконец, сегодня как Институт образовательной политики. Конкурс “Авторская школа” в соединении с конкурсом культурно-образовательных инициатив на статус “Федеральная экспериментальная площадка” – те же цели и те же механизмы. Открытый конкурс заявок, установочные семинары для подавших заявки, тесное взаимодействие с органами управления, конкурс, семинары поддержки победивших.

Одна лишь разница: Фонд Сороса оценивает такую программу в 2,5 млн долларов и выделяет их. А “Эврика” реализует программу поиска и поддержки инициатив фактически за счет самих инициатив, поскольку федеральных денег на это нет. Правда, в этом году Министерство образования РФ все-таки выделило гранты 30 победителям конкурса культурно-образовательных инициатив на статус “ФЭП”, и деньги, около 2,5 млн рублей, уже ушли в регионы.

Но то, что государственно-общественная образовательная политика по реформированию образования проводится без мощного финансирования, а теперь, после того как Фонд Сороса произвел расчеты, можно сравнивать, насколько несопоставимы затраты, – это факт.

А поскольку не все учителя, директора и школы могут приехать на установочные семинары или профинансировать научно-методическую поддержку, то механизм конкурса на статус “ФЭП” предусматривает заочную форму участия. Без выездов, без семинаров поддержки – присылаются инициативы, проекты и экспертируются, и проходят соответствующие туры конкурса. Но в таком случае понятно, что вероятность ошибки существенна. А в противном случае возникает ситуация, когда из-за отсутствия средств на участие в инициативе трудно пробиться на конкурс.

Попутно заметим, что все о том, что нельзя стать обладателем статуса “ФЭП”, не участвуя в установочных или региональных семинарах поддержки, – ложь.

Любая школа может прислать заявку, проект и, не выезжая из своего города и села, участвовать в конкурсе. И очень много школ так и делают и становятся федеральными экспериментальными площадками.

Но это от бедности, потому что на самом деле, заметив и оценив инициативу, необходимо обязательно организовать ее научно-методическую поддержку и доводить до системного проекта.

И это удивительное открытие Фонда Сороса, за которое надо сказать отдельное спасибо.
Я бы сформулировал это открытие так: новый этап развития образования примиряет инициативный (радикально инновационный) и проектный подходы. Суть дела в том, что сегодня для успешной модернизации системы образования необходимо на первом этапе найти инициативу – она основа и ядро изменений, а не придуманная кем-то сверху идея. Но после того необходимы усилия для превращения инициативы в системный проект. Системный – значит учитывающий общий контекст, региональный и федеральный, общемировые тенденции, научные разработки. Именно поэтому Фонд Сороса разрабатывает систему постоянных семинаров научно-методической поддержки региональных стратегических групп и участников тех проектов, которые этими группами будут найдены и поддержаны. И обеспечивает эту поддержку солидным финансированием.

В России есть еще один эффективный проект – проект Мирового банка по развитию нормативного финансирования и оптимизации сельской школы. И его эффективность определяется тем, что идет огромная работа по поиску регионов, в которых есть инициативы, нуждающиеся в поддержке.

Таким образом, отличие эффективной образовательной политики от неэффективной, на наш взгляд, заключается в следующем.

Неэффективная образовательная политика направлена на вложения ресурсов в разработку административных решений, цель которых – оптимизация системы при сохранении старого общего принципа действия, прежнего качества системы.

Эффективная образовательная политика – вложение средств в поиск, оценку и поддержку инициатив, превращение их в системные проекты.

Ну разве не так?

...Задолго до президентских выборов в Интернете появилась статья В.Путина, в которой он обосновывал необходимость инновационности как базового принципа ведения политики. А 26 марта случилась сенсация, которая показала полное отсутствие нацеленности на инновационность.

Сенсация в том, что русский художник, режиссер Александр Петров стал обладателем приза американской киноакадемии – “Оскара”. При этом не замеченная в России знаменитость Александр Петров снял свой фильм при поддержке канадцев и японцев. Где Ярославская область, в которой живет Петров, и где Канада и Япония? Но как-то японцы и канадцы нашли, оценили и поддержали. И, кстати, выделили те же 2,5 млн долларов. Какая-то мистическая цифра.

Так и хочется сказать напоследок – дело не в деньгах...

Но дело как раз именно в них. Только не в том, что денег нет, а в том, что чем их меньше, тем эффективнее надо тратить.


Ваше мнение

Мы будем благодарны, если Вы найдете время высказать свое мнение о данной статье, свое впечатление от нее. Спасибо.

"Первое сентября"