Главная страница ИД «Первого сентября»Главная страница газеты «Первое сентября»Содержание №17/2000

Вторая тетрадь. Школьное дело

Ольга ЛЕОНТЬЕВА

Давайте попробуем хотя бы на один день превратить школу в парк открытых студий!

У свободного обучения нет технологий, есть только опыт, который можно передать из рук в руки

Как распространять то новое, что появляется сегодня в педагогике? Для того чтобы справиться с этой задачей, разрабатываются так называемые образовательные технологии, инновационные методы и методики, пишутся методички, причем многие ученые и педагоги действительно считают, что, прочитав о чужой методике (методе, технологии обучения), можно изменить свои способы работы. Да, можно, если продолжать работать в искусственной модели классно-урочной системы. Ведь механизм можно сконструировать, взяв за основу чужой опыт, чужие исследования. Но при попытках создания органической системы образования, основанной на естественных для природы и социума законах, мы сталкиваемся с новой проблемой: как распространять опыт школ, если каждая из них будет неповторимой естественной системой. Ведь, как и любой другой организм, каждая школа должна вырастать, а не конструироваться.

Образовательную систему, носителями которой мы являемся, автор идеи Милослав Балабан назвал “школа-парк”, чтобы подчеркнуть ее основное отличие от классно-урочного образования. Для того чтобы ее реально осуществить, нужно совсем немного: открыть двери классов, отказаться от закрытых образовательных групп и единых программ и расписаний, позволить детям самим выбирать себе занятия, учиться у тех, у кого им хочется учиться, и таким образом вернуть отнятое у них право оценивать своих учителей. Мы это делаем уже четвертый год, ошибаясь и исправляя ошибки, огорчаясь и радуясь. Тем, кто хотел бы попробовать ввести у себя такое свободное обучение, адресована эта статья.
Недавно в одной небольшой частной школе в Санкт-Петербурге, открытой при питерском Корчаковском центре, я провела день парка-студий. В этой школе (ее официальное название “Эпишкола”, под таким именем ее знают в Петербурге) учатся всего 27 детей с первого по восьмой класс. Коллективу молодых энергичных учителей удалось создать теплую, дружескую атмосферу взаимосотрудничества и участия, поэтому все ребята чувствуют себя там свободно и раскованно.
Результаты совместной работы для Эпишколы станут осязаемы лишь с течением времени. Для меня же они важны уже сейчас. Важны вопросами, поставленными учителями, на которые я постараюсь ответить в этой статье. Как всегда, нам не хватило времени, но, возможно, этот заочный диалог вовлечет в дискуссию новых коллег, чему мы будем искренне рады...
– Что может гарантировать такая школа?
– Так и хочется ответить вопросом на вопрос: а что гарантирует класс-школа, кроме отсиживания определенного количества часов на определенных уроках? Так я и попыталась сделать еще там, в Питере, за что сразу поплатилась: “А школа-парк даже этого гарантировать не может!” Да, парковая система не гарантирует никаких единых измеряемых единиц. Ни количества посещенных уроков по предметам, ни числа прочитанных страниц, ни набора выученных правил. Она гарантирует лишь предоставление детям возможности выбирать занятие в школе, возможности пробовать себя и права на ошибку и ее исправление. И своевременную помощь взрослых, если ребенку не удается самому справиться с возникающими трудностями. Много это или мало? Каждый решает сам. Отмечу лишь, что обычно это право на выбор и на ошибку предоставляется людям лишь после окончания школы (а некоторые благодаря чересчур заботливым родителям лишены его гораздо дольше), когда научиться пользоваться им уже гораздо сложнее. Тогда первые неудачи вызывают отчаяние, нежелание (неумение?) преодолевать возникшие трудности. Отсюда массовая безработица среди молодежи и людей с высшим образованием, не готовых к переквалификации.
– Чем будет отличаться ученик такой школы?
– Однажды корреспондент одной из телевизионных программ брала интервью у учеников седьмого класса Парка открытых студий, которые учились у нас третий год.
– Кто отвечает за качество образования, полученного вами в школе?
– Мы сами.
– Сразу ли вы поняли это?
– Ну что вы, это ведь не так просто. Мы поняли это примерно через полгода учебы в парке...
Думаю, что ученики такой школы будут отличаться умением отвечать за собственные решения и поступки. Причем это не значит, что все ученики парка обязательно доводят каждое начатое дело до конца, никогда не меняют своих планов (таких людей вообще найти довольно трудно, даже среди таких правильных взрослых). Напротив, наши дети это делают чаще других, но не потому, что они такие плохие, а потому, что в отличие от остальных школьников имеют такую возможность. Ведь никто не позвонит их родителям с жалобами на прогулы или плохую успеваемость. Но каждое брошенное сегодня дело – это уменьшение числа доверяющих тебе людей, что неизбежно заставляет задуматься о многом.
Не все согласятся со мной, но я уверена, что выпускники школы-парка будут отличаться повышенной ответственностью, умением создавать новые рабочие места, находить интересное для себя в разных областях деятельности, доброжелательностью к людям, умением общаться и прощать другим их ошибки. Я считаю эти способности более важными для жизни, чем так называемые знания, которые уходят неизвестно куда после прохождения предмета. Старая студенческая шутка гласит: на экзамене нужно не блистать знаниями (все равно преподаватель при желании может доказать, что ты ничего не знаешь), а показать, что ты хороший человек, что тебе стоит поставить “пять”. Именно это умение часто выручало в жизни выпускников знаменитых свободных школ, таких как Саммерхилл и Садберивэллей. А знаний каждый ученик берет не столько, сколько мы пытаемся дать, а сколько он может взять в свою неповторимую жизнь.
– Каковы требования к педагогу такой школы?
– Очень сложный вопрос. С одной стороны, в такой школе может работать любой взрослый человек, желающий работать с детьми. Дело в том, что студии могут быть абсолютно разными:
– учебными (по общеобразовательным предметам, тогда педагогу желательно иметь специализацию в данном предмете);
– проектными (тогда педагогу достаточно быть заинтересованным в осуществлении проекта и совсем не обязательно быть специалистом в определенном поле; при этом все вместе будут учиться);
– производственными (они могут открываться как в школе, так и в городе, на конкретных рабочих местах, тогда педагогом может быть любой специалист, взявший к себе учеников в качестве подмастерьев).
С другой стороны, педагоги школы-парка должны... Нет, наоборот, не должны! Вот и для меня начало вырисовываться первое требование: педагог парка не должен ощущать себя транслятором культуры в детские головы. В парке учатся все, взрослые и дети, помогая друг другу, учатся понимать себя. Такая позиция учителя – главное требование к нему. На первый взгляд не так уж много, на самом же деле нам, взрослым, так трудно бывает искренне отказаться от роли всезнающих мессий...
– Как складывается команда учителей?
– Поясню. Наш эксперимент проводится в НПО “Школа самоопределения” (Москва) как одно из направлений исследований этого научно-педагогического объединения. Учителя работают одновременно в разных экспериментах, ход которых продумывается всеми участниками. Группу учителей, работающих в одном эксперименте, мы называем командой. Одна из таких команд ведет эксперимент “Парк открытых студий”. Каждая команда складывается по-своему. Иногда учителя, объединенные общей идеей, совместно проектируют предстоящую работу и, если экспертный совет школы согласится с приведенными доводами, открывают эксперимент. Наша команда появилась другим способом: под уже существующую идею открытия парка студий, носителем которой в школе была я, собрались люди, по разным причинам согласившиеся работать в такой свободной образовательной системе. Но, для того чтобы такая работа удалась, мало предложить идею или согласиться работать на ее воплощение. Ведь в этом случае не происходит разделения ответственности, а следовательно, учителя становятся в позицию исполнителей, а руководитель – в позицию командира. Сначала и у нас было примерно так, только руководитель и исполнители часто критиковали друг друга.
Если честно, мне не удалось зафиксировать тот момент, когда мы изменили свои роли. Знаю лишь, что это произошло и что всем стало значительно легче. Работа шла в обычном для нашей школы ключе: команда собиралась, обсуждала возникшие проблемы, планировала следующие шаги. Было много споров по общей идеологии эксперимента: почему нельзя сочетать обязательные уроки с предметами по выбору, почему нельзя заставлять детей учиться, если взрослые уверены, что это будет очень полезно для учеников. Возможно, для многих членов команды переломным моментом их позиции в эксперименте оказалась их собственная работа по объяснению его основных идей людям со стороны: родителям, коллегам, учителям других школ. Может быть, изменилась моя позиция, я научилась советоваться с членами команды, принимать их помощь и поддержку. Безусловно, важную роль сыграла работа психолога, направленная на взаимоподдержку учителей. Но команда – очень хрупкое понятие, и работа по ее сплочению не может считаться завершенной. Главное отличие сегодняшней ситуации от первоначальной в том, что сегодня эта проблема волнует всех учителей парка, а не только руководителя эксперимента.
– Есть ли программа у студий и как она соотносится с государственными программами?
– Студия – это результат совместного творчества взрослых и детей. Если учитель ставит перед собой задачу прохождения программы, то такая студия имеет право на существование наряду с остальными. Если это творческая или проектная студия, то программы там быть не может.
– Можно ли приехать поучиться?
– Да, конечно. В нашей школе проводятся различные семинары для учителей и учеников. Если будет заказ на семинар по школе-парку, мы будем рады принять гостей.

А кроме того, мы предлагаем всем желающим провести у себя в школах день открытых студий, то есть проработать в парковом режиме всего один день. Правда, для того чтобы это сделать, нужно побороть вполне естественный страх перед детской свободой. Да-да, большинству учителей действительно страшно открыть двери классов даже на один учебный день. Мы предлагаем свою поддержку: учителя из команды, работающей в Парке открытых студий, приедут в пригласившие их школы, ответят на возникшие там вопросы, помогут разработать и провести свои варианты работы парка, проанализировать полученные результаты.
Ждем ваших заявок!

Контактный телефон:
(095)461-06-32


Ваше мнение

Мы будем благодарны, если Вы найдете время высказать свое мнение о данной статье, свое впечатление от нее. Спасибо.

"Первое сентября"