Главная страница ИД «Первого сентября»Главная страница газеты «Первое сентября»Содержание №85/1999

Архив

Первый раз в пятый класс

Обсуждаем вопросы, возникшие в диалоге красноярских учителей, который состоялся на страницах нашей газеты, №75 за 2 ноября 1999 года

Переход из начальной в среднюю – важное событие. Были маленькие – стали большие, словно жили во флигеле, а теперь переселились в главное здание. Да и учитель переживает: “У меня в этом году пятиклассники. Как с ними строить взаимоотношения?”
Именно об этом мы разговариваем сегодня в Институте учительского мнения.

Каким должен быть переход из начальной школы в среднюю?

Плавным. Для этого мы используем методы учителей начальных классов

Валентина Гусева (деревня Кладово, Ярославская обл.):
– О том, что период перехода из начального звена в среднее для пятиклассников тяжел и болезнен, говорится и пишется много. На первых порах дети чувствуют себя наподобие первоклассников, впервые пришедших в школу, или и того хуже – солдат-первогодков. Порог слишком высок. Поэтому я считаю, что переход из начальной школы в среднюю должен быть по возможности плавным. Другое дело – есть ли у школ такая возможность. Вот мы, например, пытаемся на своих уроках использовать методы учительницы начальных классов, часть уроков проводим в том здании, где ребята учились первые три года. Развлекательные мероприятия для 5 класса проводим совместно с начальной школой.

Елена Боровова  (Москва):
– Провожая не один выпуск ребятишек по окончании начальной школы, мы, учителя и воспитатели, часто задумываемся: как им там будет, в средней школе? Кто им может помочь в новой стрессовой ситуации? Как ни странно, огромную поддержку, особенно на первых порах, может оказать хороший воспитатель группы продленного дня. Именно учительница, знакомая ребятам со времен начальной школы, поможет пятиклассникам быстрее адаптироваться в средней.
Раньше у нас в школе работала продленка для 5 классов, а теперь такой группы нет. И я с разрешения руководства взяла в свою группу восемь пятиклассниц. Они приходят ко мне с удовольствием – поговорить по душам о серьезных вещах, поиграть с малышами (сами играть уже стесняются, а ведь как хочется!), помочь им с уроками.

Тамара Пакулова (станция Горхон, Бурятия):
– У нас в школе была задумка ввести предметное преподавание с 3 класса, хотя бы основные предметы, но учителя не согласились. Возможно, это сделало бы переход в среднюю школу более плавным. Взаимодействие между учителями начальной школы и предметниками у нас в школе существует. Вместе собираемся и обсуждаем, как подходить к изучению того или иного материала, просим начальные классы отрабатывать именно те учебные навыки, без которых в средней школе сразу будет трудно, ходим по уроки в начальное звено, стараемся за год-два определить, к какому учителю попадет этот класс.

...И пусть у них будет свой кабинет

Мария Амфилохиева (Санкт-Петербург):
– Переход из начальной школы в среднюю – действительно крупное событие в жизни ученика. Но на уровне школьных традиций происходит странная вещь: окончание начальной школы обставлено многими ритуалами – ребята прощаются с учительницей, с классом, праздник создает ощущение завершения крупного этапа жизни. А вот приход в пятый класс никак не отмечается. Первоклашек чествуют на линейке перед всей школой, а пятые классы остаются в тени, без особого внимания и в полной растерянности. Новая “классная мама” неуловима – у нее все время какие-то свои дела, уроки в других классах. Старшие вокруг носятся, того и гляди зашибут – такие большие дяди... Хорошо еще, если “дедовщины” в школе нет. Короче говоря, столько проблем, что первое время и не до учебы. Хотя бы десяток новых учителей по имени-отчеству запомнить – уже задачка. Да ладно бы еще только имена и отчества, у них же и характер разный – попробуй сразу привыкнуть.
Помню, как обрадовались мои пятиклашки карантину по скарлатине, когда все занятия проходили в одном кабинете. Они словно вернулись на некоторое время в начальную школу.
Я думаю, что пятиклашек к кабинетной системе приучать надо постепенно. Пусть у них, как в начальной школе, будет свой класс. Учителя будут приходить к ним “в гости”, и лишь изредка поначалу учитель-предметник будет приглашать ребят на уроки к себе: “Сегодня вы пройдете вместе со мной в кабинет истории (или математики, или литературы). Это замечательный кабинет”. Дальше логично будет провести небольшую экскурсию знакомства с кабинетом, чтобы ребята прониклись интересом и уважением. Потом сами начнут проситься, чтобы занятия проходили по специализированным кабинетам...
Вообще в жизни младших подростков должно быть побольше ритуальности. Не мертвой, а жизненной, естественно возникающей. И уж, во всяком случае, вступление в школу средней ступени хорошо бы отмечать какой-то традицией – это ведь не менее важно, чем шаг первый раз в первый класс. В некоторых школах наверняка есть попытки создания такой традиции. Может, кто-нибудь поделится опытом?

Стоит ли использовать учителям пятиклассников методы дополнительного образования?

Главное, чтобы было интересно

Тамара Пакулова:
– Сильные стороны педагогов дополнительного образования – это безоценочный способ выполняемой работы, только на уровне: молодец! здорово! уважаю! А эти слова для подростка важнее нашего учительского “5” и “4”. Второе – общение на равных, иногда без имени и отчества. В-третьих, всегда конкретное дело: сделанный стул, выигранный матч, концерт в поселке, связанный своими руками шарфик.
Все дети успешны, каждый в группе нужен, необходим. Есть, наверное, у педагогов дополнительного образования и слабые стороны, но их, как правило, и замечать-то не хочется, например, речь. Им всегда благодарен уже за то, что они пришли и работают с нашими детьми. Слабые стороны учителей, по-моему, – это авторитаризм и желание всему учить, все подсказать, поправить, а иногда сделать самому.

Валентина Гусева:
– Урок и то, что вне урока, – это два пункта, отстоящие друг от друга на огромное расстояние. Урок, каким бы талантливым ни был учитель, его ведущий, все равно сохраняет некую долю принудиловки. Внеурочные дела дают свободу выбора (пленительный воздух свободы!). Приведу в пример работу в кружке “Юнкор”, который позволяет мне, педагогу дополнительного образования в данном случае, быть выше меня, педагога-предметника. Парадокс, скажете? Да никакого. Просто другая организация работы, другая цель. Алексей Николаевич (А.Юшков, красноярский педагог, участник предыдущего разговора. –Ред.) абсолютно прав: “Попробуй в кружке организовать дело неинтересно и нерезультативно. Через некоторое время никого, кроме тебя, не останется”.

Мария Амфилохиева:
– В младшем подростковом возрасте прекрасно идут ролевые игры. Вспоминаю свои школьные годы: игры в пиратов и кладоискателей, увлечение историей Шерлока Холмса – почти полгода мы увлекались дедуктивным методом. А в 6–7 классах почти до самозабвения играли в мушкетеров. Вспоминается и взрослый, педагогический опыт: целый год мои шестиклассники были увлечены стихийно возникшей игрой в короля Артура и рыцарей Круглого стола. Я тогда построила на ней классное руководство, и получилось замечательно.

Как должен, и должен ли, меняться характер образования?

Побольше практики...

Мария Амфилохиева:
– Часто, получая пятый класс и стремясь побольше узнать о ребятах, проводишь в классе анкетирование (младшие подростки это любят, отвечают охотно.) Так вот на вопрос “Какой урок ты любишь?” очень часто получаешь ответ: физкультуру и труд. (У мальчишек это почти поголовно.) Поначалу меня эти ответы расстраивали: что, мол, за несерьезность?! Со временем поняла, что дело совсем в другом. На уроках труда мальчики (и девочки, конечно) действительно что-то делают, создают своими руками. А на физкультуре некоторые могут продемонстрировать, какие они сильные, смелые, ловкие: в спорте результат нагляднее, чем в учении, а значит, и привлекательнее.
Именно такое деятельно-прикладное направление и нужно, на мой взгляд, выдерживать для ребят 5–7 класса. Кстати, и для будущей жизни полезно. Не научатся в этом возрасте делать что-то своими руками – через пару лет начнут стесняться своей неумелости.
Конечно, обучение не должно ограничиваться практическими навыками, но от них стоит отталкиваться. Как раз в 11 лет интересно своими руками собрать примитивную модель радиоприемника. Вроде бы игрушка – а работает! А в процессе сборки и физику незаметно усвоишь практически, чтобы в старших классах вернуться к этим полудетским опытам уже на теоретическом уровне и, возможно, пойти дальше – через вуз к созданию чего-то уже совсем неигрушечного.

Тамара Пакулова:
– Я уверена, что в 5 классе должен меняться характер обучения. Должна быть большая доля самостоятельности. Девочки – лидеры в моем 5 “А”, очень любят индивидуальные задания, любят самостоятельно изучить новое правило и рассказать его всему классу, взяв роль учителя на себя.
У детей этого возраста лучше развито воображение, они почти все могут зарисовать, поэтому любят оформлять схемы, таблицы, любят просто рисовать, любят пасты разных цветов, яркие фломастеры. В этот период идет насыщение собственной лексики, поэтому много надо работать учителям всех предметов над лексическим значением слова, над новой терминологией, потом все это пригодится при устных ответах в старших классах.

...И самостоятельности. Ведь они так хотят быть взрослыми

Валентина Гусева:
– Пятый любит играть – целиком вынести строгий академичный урок им тяжело. Пятый еще не в ладах со временем, очень помогает расписывание хода урока по минутам. Пятый не привык еще к правилам нового учителя, надо все время объяснять, почему я поступила так, а не иначе.

Елена Боровова:
– Впрочем, и сами дети переменились. Для них наступило время перехода от детских проблем к взрослым. Девочки становятся девушками, начинают осознавать свою красоту и привлекательность. Они видят, что нравятся мальчикам, кокетничают, капризничают. А мальчишки изо всех сил стремятся демонстрировать себя перед ровесниками, не боятся спорить с учителем, отстаивая свое. Да не умеют делать этого как следует, и спор очень быстро сменяется скандалом. Как им нужен сейчас внимательный взрослый, который готов был бы выслушать и поддержать!

Должны ли отличаться формы обучения в пятых-шестых и седьмых-восьмых классах?

Должны. Пятиклассникам все объясняет учитель,
а восьмиклассников надо спрашивать: как вы думаете?..


Тамара Пакулова:
– В 5–6 классах еще только нарабатываются навыки самостоятельной работы с учебником, некоторой долей дополнительной литературы, а в 7–8 классах доля самостоятельности возрастает на несколько порядков. Если в 5–6 классах работа в группах и парах носит больше развлекательный характер, то в 7–8-х это должно стать нормой. Группа семиклассников может полностью изучить новый материал, может объяснить его другой группе, может достаточно объективно оценить его, может заняться взаимопроверкой, может принять зачет, освобождая учителя для работы со слабоуспевающими.
В 5–6-х учитель объясняет сам, поддерживает интерес к предмету разными завлекалками, в 7–8 классах ребята хотят исследовать, узнать больше, почитать поинтереснее, выступить с сообщением, заявить о себе – все это способ самоутверждения среди одноклассников. Авторитет товарища выше, чем авторитет учителя, взрослого человека, поэтому учителю надо строить уроки так, чтобы каждый мог чем-то блеснуть. В 7–8 классах надо почаще спрашивать: а как вы думаете об этом? А какова твоя точка зрения на этот предмет?

Мария Амфилохиева:
– Формы обучения, да и просто общение с младшими подростками и со старшеклассниками настолько различны, что невольно думаешь: работать с разными возрастными группами должны разные учителя. Кстати, на практическом уровне в некоторых школах это бывает. Есть педагоги, традиционно берущие 10–11 классы, есть те, которым привычнее иметь дело с подростками. Встречаются, разумеется, и такие, кто способен провести свой класс от 5 до 11-го... Но и они обычно больше любят иметь дело с определенным возрастом. В забайкальской школе, где я проработала более 10 лет, учителя истории и литературы разделялись по возрастам ребят. Одна из наших коллег вела своих ребят с 5 по 9 класс, никогда не переходя эту черту. Другая принимала у нее эстафету и специализировалась на 10–11 классах.
С 5–6 классами я в основном играла во все заданные программой эпохи по очереди. Рисовали щиты, делали из картона и фольги шлемы, изготовляли мечи и макеты замков. Все использовалось на праздниках и КВН, которыми заканчивалось изучение каждого большого раздела. Раздолье – можно лепить глиняные (пластилиновые хотя бы) таблички, покрывать бесконечные свитки папируса (старых обоев) иероглифами...
Моя коллега просто светилась любовью к русской истории и увлекла 7–8 классы созданием школьного краеведческого музея. Историю России XX века преподавал замечательный учитель. Он был блестящим предметником, а воспитательная работа его не интересовала. Такие учителя как раз наиболее приемлемы в старших классах, когда ребята осознают важность знаний и способны выдерживать лекции и семинары...

И здесь мы ставим многоточие. Потому что разговор продолжается. Пожалуйста, присылайте нам свои размышления о пятиклассниках с пометкой “Институт учительского мнения”.


Ваше мнение

Мы будем благодарны, если Вы найдете время высказать свое мнение о данной статье, свое впечатление от нее. Спасибо.

"Первое сентября"