Главная страница ИД «Первого сентября»Главная страница газеты «Первое сентября»Содержание №82/1999

Архив
Евгения ДОЛГИНОВА

Искушение большой бумагой

В очереди на одобрение Национальной доктрины образования все оказались первыми

В январе 2000 года участники совещания работников образования страны будут принимать Национальную доктрину и концепцию перехода на двенадцатилетнее обучение.

Такое решение приняли руководители органов управления образованием 17 ноября. Они собрались в Москве, в зале коллегии на Люсиновской, чтобы доложить мнения с мест.

Приехали 75 начальников управлений и министров. Явка оказалась беспрецедентной. И такой же уникальной была поддержка министерства со стороны региональных управленцев.

В системе образования, по крайней мере на уровне высшего федерального и территориального управлений, сформировалась обстановка взаимоподдержки. Упорство ведомства по снятию конфликта между министерством, Советом Федерации (губернаторами) и Думой принесло свои результаты – региональные начальники признали лидерство министра.

– Наш регион готов стать пилотным по введению двенадцатилетнего обучения.

– Мы поддерживаем проект национальной доктрины.

На этом совещании управленцы говорили, казалось бы, одним голосом. В унисон. Основной тезис их выступлений был таков: школы жаждут.

– Надо утверждать документы как можно скорее.

– Дайте нам в руки это стратегическое оружие.

– Мы не знаем, с чем сверять свой шаг.

Были отмечены отдельные моменты. Например, авторов доктрины мягко пожурили за некоторую романтичность и прекраснодушие (искоренение преступности – возможно ль? Нет, только уменьшение). Предложили заменить слово «завоевание» на «достижение», ибо школа ничего не завоевывает. Остальные правки – на таком же уровне. В результате достаточно долгих обсуждений проект доктрины был принят за основу, подлежащую редактированию, открытую для изменений, а принимать окончательно будут в январе.

После этого вносить доктрину как законопроект.

Правда, это потребует внесения изменений в целый ряд других законов, но с этим, по мнению губернатора Калужской области, председателя комитета Совета Федерации Сударенкова, можно справиться.

Если сравнивать с баталиями двух-трехлетней давности, перемены разительные: не было альтернативных вариантов, не было схватки идей и концепций – полемика шла на уровне уточнений. Было, правда, радикальное предложение сделать центральной идеей доктрины идею государственного стандарта, но все сошлись в тезисе «очень своевременная доктрина».

Впрочем, нельзя сказать, что совещание было только формальной данью демократическому стилю внедрения. Болевые темы дня сегодняшнего – двенадцатилетка, финансирование, трансферты – сами себя навязали. Например, глава думского Комитета по образованию И.И.Мельников заявил, что двенадцатилетка реально не разгрузит старшеклассников и надо работать над изменением содержания образования.

Ситуация с обсуждением основополагающих документов (доктрины и концепции двенадцатилетки) отражает, на наш взгляд, общегосударственную бюрократизацию принятия решений. Все понимают, что на самом верхнем, государственном, властном уровне принятия решений (прежде всего о выделении денег на образование) мало кого интересует содержание доктрин и концепций. Ни члены правительства, ни сенаторы, ни тем более депутаты не намерены вникать в суть. Слишком узко. Но без наличия основополагающих бумаг (Федеральной программы развития образования, доктрины) денег не дадут.

Понятно?

Да понятно, уже понятно, зря только время тратили на споры – не говорят, но подразумевают начальники.

Все доведены до последней степени отчаяния от нищеты и безысходности (зима на дворе, скоро снова начнут пугать отключением образовательных учреждений от тепла, а это значит: размороженные теплосети и потом ремонт за такие деньги, что даже страшно себе представить). Перед лицом опасности непринятия в срочном порядке административной базы выделения средств (бумаги нужны, бу-ма-ги!) все готовы на объединение.

Политика образования стала считать школу лицом страдательным, в лучшем случае – объектом спасительных решений. Раньше учитель воспринимался властью в режиме «должен и обязан». Теперь – вроде бы в контексте «мы ему должны». Но должны не накормить, а деликатно так направить в нужном государству направлении, поставить маяки и опознавательные знаки, разъяснить, как много для него, учителя, делается…

Но между тем голоса управленцев – это еще не все. Как услышать голос учителя?

Ведь они оперируют житейскими доводами. Ведь они исходят из интересов своей семьи, своего ребенка, своего класса, а не из государственных надобностей, приоритетов и ценностей.

Но можно ли обойтись здесь без «низких» истин?

Мы остались единственной страной в Европе, которая не перешла на двенадцатилетку, – это общеизвестно. Но в Европе, как бы то ни было, государство охраняет права человека совсем не декларативно. В Европе нет проблемы «из школы на войну». У нас – есть. Министр В.Филиппов лично берет на себя ответственность за то, чтобы выпускники двенадцатого класса не попали в армию сразу после выпуска. Но тут же выступает начальник управления из Санкт-Петербурга, рассказывает, что в ряде питерских школ двенадцатилетка уже введена. В порядке эксперимента. Не дожидаясь решения вопроса о призыве.

Но пока никто не спросил родителей сегодняшних первоклассниц, понравится ли им, если их дочь через одиннадцать лет – в нормальные восемнадцать – выйдет замуж и ей придется ждать ребенка, упираясь животом в тесную школьную парту...

А когда подростковая преступность переместится из подворотен в школьные коридоры (ибо нельзя же думать всерьез, что двенадцатый класс хоть как-то снизит ее, хотя статистика, конечно, улучшится), будут ли рады те же родители?

…Переход на двенадцатилетнее обучение может происходить примерно так же, как введение новых денег. Помните, у нас одно время были в ходу старые тысячи и новые сотни? Министр В.Филиппов неожиданно для многих предложил переход по мере готовности.

Правда, пока не ясно, кто будет принимать решение о готовности. И вот здесь мы бы хотели внести свой вклад.

Почему бы не предоставить возможность принимать решение о переходе на двенадцатилетку родителям каждой конкретной школы?

Ведь как раз они – главные воспитатели своих детей согласно закону.

Если ваша школа готова принять еще 20% учеников самого старшего возраста, если вы справитесь с проблемами уже не мальчиков и девочек, а мужчин и женщин, если вы знаете, как уберечь своих детей от всех дополнительных проблем – решайтесь.

Родители не профессионалы? Но давайте дадим им возможность высказать свои страхи и сомнения, свое недоумение и непонимание. Они вовсе не невежественны, хотя не все понимают, как связаны между собой трансферты, проценты, ВВП и собираемость налогов с отсутствием учителя английского языка и обрушившимся на днях потолком в библиотеке.

..На самом деле может так случиться, что большинство родителей захочет перейти на новые сроки обучения.

И тогда все наши споры отойдут на второй план.

Мы ведь действительно нанятые родителями служащие, а не вершители детских судеб.

И если родители скажут «надо» – что нам остается?

Ответить «есть».

Так ведь?


Ваше мнение

Мы будем благодарны, если Вы найдете время высказать свое мнение о данной статье, свое впечатление от нее. Спасибо.

"Первое сентября"