Главная страница ИД «Первого сентября»Главная страница газеты «Первое сентября»Содержание №80/1999

Архив
Александр АДАМСКИЙ

Попечительский совет должен стать властью не над школой, а над учредителями

Только тогда он сможет принести реальную пользу и даже изменить расстановку сил в обществе

Школьный попечительский совет – это возможность улучшить жизнь учеников и учителей. Для этого надо сделать попечительский совет не контрольно-ревизионным органом, а представителем школы в органах государственной власти. Чтобы не подчиненный мэру или губернатору директор школы просил деньги для школы, а независимый попечитель, налогоплательщик и избиратель требовал от учредителя выполнения им своих обязательств.

Если сделать попечительские советы частью общественной власти – не над школой, а над учредителями, тогда эта идея принесет пользу. Если же все это только для того, чтобы еще больше контролировать директора и следить за школьными расходами, нечего опасаться – такой совет даже если и будет создан, не доживет до конца учебного года.

Но если орган общественного управления школой станет частью власти, то и власти станет легче.

...На днях одна уважаемая газета попросила меня прокомментировать ситуацию с созданием попечительских советов.

Среди прочих вопросов был задан вопрос о том, не может ли мафия воспользоваться созданием попечительского совета, чтобы захватить школу, подмять под себя директора и положить себе в карман школьные деньги?

Я подумал: «Ну вот, сознание уже настолько криминализовано, что любой вопрос мы готовы связывать с мафией». В общем, я ответил, что вряд ли криминал будет претендовать на школу.

А через несколько дней мне пришлось вернуться к этой же теме, но совершенно с иной точки зрения.

Оказалось, что не только мафия может угрожать школе, но и наоборот. С помощью школы можно бороться с мафией.

Только для этого должен быть посредник между властью и школой. Например, попечительский совет.

Почему американцы хотят перенять опыт итальянцев

Газета “Нью-Йорк таймс” 7 ноября опубликовала статью «Уроки отваги» («Lessons of Courage») о том, как можно бороться с мафией через школу. Автор статьи – президент Американской федерации учителей Сандра Фельдман.

Это даже не статья, а небольшая заметка в типичном для американской прессы стиле заметок об образовании: краткое описание истории с глобальными выводами и изложением общего принципа действия.

В русской газете все было бы наоборот: обширное описание самой истории, с подробностями, богатой фактурой, цифрами, примерами, и довольно скромное обобщение, не претендующее на глобальность. Это просто разница в газетном стиле, это разница в психологии. Для нас важно, что делать, для них – как об этом думать.

Сандра Фельдман пишет, что американцы все больше начали сомневаться в эффективности основных демократических принципов, в ценности участия через голосование в управлении, вообще в ценности общественной жизни, гражданских институтов.

В то же время, замечает лидер американских учительских профсоюзов, американцам надо видеть, что в таких странах, как Россия, Колумбия, Италия, криминальные круги имеют тотальную власть именно потому, что граждане не допускаются до процесса принятия решений: их не слушают.

После этого Сандра Фельдман описывает историю, произошедшую в городе Палермо, который был почти захвачен мафией: все общественные и городские службы, полиция, суды – все было подчинено криминальным интересам. Муниципальные деньги, вместо того чтобы идти на школу, ремонт домов, текли в карман мафии. А когда все-таки нашлись два смельчака, Джованни Фальконе и Паоло Борселлино, и выступили против бандитов – их попросту убили. Это стало последней каплей терпения городского сообщества, женщины вывесили в окнах белые простыни, на которых написали: «Хватит!» – «Basta!»

Горожане выбрали нового мэра, которого звали Леолука Орландо, и он стал бороться с мафией.

Вот в этом месте начинается самая интересная для нас часть истории.

Основным, ключевым проектом мэра было вовлечение учителей и школьников в общественную и хозяйственную жизнь города.

Вначале он пошел вполне традиционным путем: предложил ввести в школах новый курс, что-то вроде «программы законопослушания». Но это был только предлог проникнуть в школы. Дальше мэр стал через детей убеждать взрослых, что именно мафия ответственна за плачевное состояние городского хозяйства и что тот, кто сотрудничает с властями в борьбе с бандитами, тот не предатель, а герой.

Власть города Палермо обратилась к ученикам и учителям как к представителям городского сообщества. И школы вышли на улицу, стали участвовать в программе мэра по реконструкции центра города, который за годы контроля мафии превратился в помойку из рушащихся и брошенных церквей и дворцов, набитых мусором. Школы взяли шефство над историческими зданиями, проделали колоссальную работу по их восстановлению.

Заметка Сандры Фельдман заканчивается, как русская народная сказка: «Сегодня Палермо снова стал безопасным и красивым городом и источником гордости для своих горожан. Оперный театр Массимо после реставрации стал чудесным дворцом музыки. Экономика процветает».

Браво. Брависсимо.

Но между тем президент профсоюза приводит пример выхода школы за свои пределы, пример, когда реальная общественная жизнь стала предметом образования. От этого изменилась и сама жизнь города, и авторитет школы повысился.

Важен не пример, а общий принцип

...Если вам когда-либо доводилось беседовать с журналистами, то наверняка они просили вас: «Меньше общих слов, больше конкретики, больше фактов».

Это нас так в школе учили – чтобы сделать умозаключение, надо набрать много-много частных примеров, затем по внешним признакам найти то, что объединяет эти примеры. Такой тип мышления называется эмпирическим. В.В.Давыдов называл его еще потребительским: с правилом, определением, примером ничего другого нельзя сделать – только употребить. Великий наш психолог считал, что образование, основанное только на правилах, определениях и примерах, формирует потребительское мышление.

Такой подход очень продуктивен, если вы живете в замкнутом мире, который никогда не меняется. Например, каждый год мы видим, как дети идут в школу 1 сентября. И примерно в это же время начинают желтеть листья. У человека с эмпирическим мышлением вполне может возникнуть идея о том, что листья желтеют оттого, что дети идут в школу. Все «правильно»: сначала он видит, как дети идут в школу, а потом, через какое-то время, видит, как желтеют листья. Вывод однозначен: листья желтеют оттого, что дети идут в школу. А свет в комнате загорается оттого, что мы щелкаем выключателем. А солнце всходит, конечно же, оттого, что петух кукарекает...

Вот что бывает, если предметность образования становится не общим принципом действия, а одними лишь фактами, сведениями, правилами и примерами. Когда-то я очень удивился, услышав на философском семинаре фразу: «Примеры ничего не доказывают. Ничего не опровергают». Но картина мира действительно познается не через определения или набор фактов, это лишь иллюстрирует картину мира, а сама она познается через фундаментальные общие принципы, объективные, опять же фундаментальные, закономерности или противоречия.

Так и в образовательной политике. Обсуждать надо не только абзацы «Положения о попечительском совете», не хорошие или плохие примеры из прошлого или зарубежного опыта. Важен тот общий принцип, который мы хотим реализовать в нашей образовательной политике.

Вот, например, письмо директора Вячеслава Башева, его точка зрения на создание школьного попечительского совета.

«В красноярской университетской гимназии «Универс» долгие традиции общественного управления. Первый совет школы был избран у нас в 1987 году. Первый президент школьного самоуправления – в 1990-м. С 1989 года мы подписываем с родителями договоры о совместной деятельности по обучению и воспитанию. Подписываем мы договоры об условиях обучения и со старшеклассниками. Поэтому мы рады появлению президентского указа о попечительских советах. Хотелось бы верить, что Министерство образования не позволит умереть этой идее, как в свое время случилось с идеей школьных советов. Именно поэтому, может быть, следует рассматривать предлагаемое положение как временное и при его доработке учесть опыт введения в школах школьных советов.

Анализируя свой опыт, мы могли бы высказать следующие соображения.

Необходимо либо прояснить отношения между советом школы (как он описан в Законе “Об образовании”) и попечительским советом, либо разрешить совмещать эти два органа. В любом случае должно быть подчеркнуто, что положение является примерным, и каждое образовательное учреждение разрабатывает свое положение на его основе. Поэтому такие детали, как процедуры заседаний и голосования, кажутся излишними.

Необходимо прояснить, как формируется попечительский совет. Сама процедура его формирования должна быть достаточно прозрачной и демократичной. Должен быть подчеркнут его статус как общественного управляющего органа.

Тревожным обстоятельством является то, что в предлагаемом положении попечительский совет рассматривается как контрольный орган внутри самой школы. Наш опыт показывает, что существеннейшей функцией попечительского совета является защита интересов школы во внешней среде (можно сказать, что и от внешней среды) и представление этих интересов вовне. Так, в нашей гимназии попечительский совет согласно уставу рекомендует городскому отделу образования кандидатуру директора школы, выходит с инициативой в органы управления по поводу введения новых образовательных программ. Этот аспект деятельности попечительского совета должен быть особо подчеркнут в Положении. Это будет означать, что не только само образовательное учреждение, но и органы управления будут рассматривать попечительский совет как партнера.

Попечительский совет должен иметь законное право влиять на государственные органы управления школой. Например, мы предложили бы внести в Положение возможность попечительского совета на какой-то срок приостанавливать решение непосредственного органа управления относительно школы для выяснения ситуации в случае несогласия попечительского совета с таким решением. В этом случае, даже если учредители школы будут влиять на формирование попечительского совета, он должен иметь возможность обратного влияния.

Из предыдущего пункта вытекает еще одно соображение – необходимо специально описать в Положении правовые гарантии деятельности попечительского совета. Его права и полномочия должны быть описаны в уставе образовательного учреждения. Это значит, что в правительственное решение о введении в жизнь этого Положения необходимо включить пункт о внесении соответствующих дополнений в уставы».

Для чего нужен попечитель?

О чем пишет красноярский директор школы, о чем пишет американский профсоюзный лидер, о чем пишет наша газета из номера в номер?

Мы все пишем об одном: школа должна стать частью общественного управления государством. Добиться этого можно только если возникнет общественное управление школой.

Участвовать в управлении государством натурально – через свою администрацию – школа не может, потому что все органы управления образования, от директора до министра, – подчиненные в структуре этой власти.

Есть надежда, что школа окажет влияние через своих выпускников, но это произойдет через десять – пятнадцать лет, и к тому времени от школьного влияния на выпускников останется слишком мало, чтобы говорить, что это результат образования.

Может ли школа влиять на ситуацию здесь и сейчас?

Может, если ее интересы в государственных органах власти будут представлять люди от общества. Независимые и авторитетные. По сопричастности такая формула представленности школы во власти поможет решить и проблему финансирования самой школы. Государство готово выделять деньги только влиятельной силе – пока учителя не стали бунтовать, никто и пальцем не пошевельнул, чтобы им выплатили зарплату. А если без бунта? А если создать ситуацию переговоров общества с государством по поводу финансирования образования?

А если в администрацию города или области придут попечители и скажут:

– Господа учредители нашей школы, вы должны финансировать нашу образовательную программу на 1 миллион рублей в месяц. Вы финансируете на 500 тысяч рублей в месяц. Что будем делать?

Этот простой вопрос своему начальству не может задать директор, не может задать начальник управления. Не может задать ни один человек из школьного ведомства. Этот вопрос мэру или губернатору может задать только родитель-попечитель, для которого невыполненная полностью школьная образовательная программа – загубленная жизнь его ребенка.

Что будем делать? Вместе.

Этот вопрос – главная цель создания попечительского совета.

Ну неужели это непонятно?


Ваше мнение

Мы будем благодарны, если Вы найдете время высказать свое мнение о данной статье, свое впечатление от нее. Спасибо.

"Первое сентября"